Факторы влияющие на вылов рыбы

Улов, промысел, траловый флот, естественная убыль, мелкая рыба, сопротивление воды

Мы убедились, что полный запрет промысла рыбы на несколько лет подряд — мера неразумная: потери, вызванные длительным прекращением промысла, не компенсируются последующим приростом уловов. Нужно не прерывать, а рационализировать вылов рыбы, регулировать количество и состав изымаемой рыбы в целях долговременного получения максимальных уловов с минимальными затратами средств, сил и времени.

Например, не отказаться ли раз и навсегда от вылова мелкой рыбы, чтобы дать ей подрасти? Правда, по мере роста численность рыб падает от естественных причин, но, может быть, эта убыль будет перекрыта весовым приростом стада?

На примере некоторых рыб удалось выполнить правдоподобные расчеты, показавшие, что отказ от вылова молодых экземпляров повысит общий вес (биомассу) промыслового стада. Например, биомасса трески Баренцева моря в этом случае увеличилась бы на 20—30% (считая постоянными ежегодное пополнение стада, рост и естественную смертность).

Но каким же образом закрыть мелкой рыбе доступ в промысловый трал? Ведь его широко разинутая пасть захватывает все подряд, без разбора — и крупных рыб, и мелочь, и кораллы, и камни... иногда даже мины!

К счастью, сетные орудия лова обладают некоторой отбирающей способностью. На реках и озерах, например, правилами рыболовства разрешены ставные сети не со слишком мелкой ячеей, чтобы в них не объячеивалась молодь.

Гораздо сложнее обеспечить пропуск маломерной рыбы через ячею трала. Он ползет по морскому дну со скоростью 3—4 узла (5—7 км/час), преодолевая значительное сопротивление воды. При этом ячея приобретает очертания растянутого ромба. Рыба, попавшая в трал, начинает метаться в поисках выхода и лишь с огромными усилиями, буквально обдирая чешую с боков, протискивается сквозь узкую щель ячеи.

Как показали эксперименты канадских ученых, чрезмерное мускульное напряжение часто приводит к тому, что рыба гибнет. Ячея несколько расслабляется только тогда, когда трал подтянут к борту судна; однако рыба, в этот момент получающая свободу, также не вполне жизнеспособна: вынужденный подъем с глубины на поверхность тяжело отражается на состоянии рыбы.

Кроме того, крупные экземпляры, набившись в трал, мешают мелким спастись, закрывая собою ячею. Концевую часть трала (куток), волочащуюся по твердому, каменистому грунту, обычно защищают прочным покрытием (из шкур, старых сетей). А чтобы мелкая рыба все-таки могла вырваться наружу, верхнее защитное покрытие делают в виде оттопыренного кармана. Как показали эксперименты, рыба стремится уйти из трала именно вверх. Но попав в огромный карман, она не сразу найдет путь на волю.

Из многих рыб одной и той же длины, одновременно попавших в сетные орудия лова, некоторые рыбы уходят, а другие остаются. Допустим, промысловый траулер облавливает косяк рыб, целиком состоящий из полуметровых рыб (мы уже знаем, что рыбьи стаи формируются из экземпляров, очень близких по размерам). В трал попало две тонны, однако на борт будет поднята только тонна, ведь остальная рыба уйдет, пробравшись сквозь ячею.

Все же улов хорош; команда решает повторить траление, потом делает еще одно... В конце концов косяк будет выловлен почти полностью, но с затратой гораздо большего времени и усилий, чем если бы трал не просеивал «сквозь пальцы» 50% улова. Следовательно, укрупнение ячеи никак не гарантирует сохранения запасов, но увеличивает производственные издержки.

Но допустим даже, что благодаря увеличению ячеи трала рыба в море стала крупнее, и общая биомасса стада выросла на 20—30%. К сожалению, это отнюдь не означает, что настолько же вырастет и производительность тралового промысла. Ведь мелкая рыба всегда держится более плотными стаями, чем крупная. Можно сформулировать следующий закон: при прочих равных условиях биомасса в единице объема воды уменьшается с возрастанием средней длины любой стайной рыбы.

Мелкая рыба, улов, промысел, траловый флот, естественная убыль, сопротивление воды

Крупная рыба не только держится разреженнее, чем мелкая, но и плавает быстрее, совершает более значительные суточные вертикальные миграции и вообще труднее поддается облову, а в определенные сезоны вообще не создает скоплений в доступной для промысла зоне (например, уходя на нерест к чужим берегам).

Траловый флот, как правило, одновременно облавливает скопления нескольких видов рыб, различных по средней длине; следовательно, ячея, пропускающая мелочь одного вида, захватывает относительно мелких рыб другого. Таким образом, увеличение ячеи никак не может сохранить запасы всех ценных рыб в водоеме.

Введение укрупненной ячеи трала требует очень строгого контроля, который нелегко осуществить в условиях океанического рыболовства. Рыбаку всегда досадно видеть, как сквозь ячею трала уходит рыба — кстати сказать, находясь в воде, она кажется крупнее, чем на палубе (по причинам не только психологическим, но и чисто оптическим).

Словом, укрупнение ячеи трала — недостаточно надежный путь к большим уловам. Эта мера уместна только как вспомогательная, в сочетании с обоснованным лимитированием ежегодной добычи рыбы.

Действительно, пусть орудия лова берут всю рыбу подряд — и крупную, и мелкую,— но изымают не больше определенной доли рыбного стада, позволяя ему своевременно восстанавливаться благодаря естественному пополнению молодой рыбой и весовому приросту старшей.

Кстати сказать, умеренное разрежение стада увеличивает скорость роста рыбы. Установив наилучшую (оптимальную) величину ежегодного вылова, можно добиться наибольших рыбных урожаев, не опасаясь того, что используемое стадо «захиреет», что снизятся средние размеры и численность ценной рыбы.

Попытки восстановить, сохранить или поднять запасы промысловых рыб бывают удачны только в тех случаях, когда основной мерой служит ограничение (лимитирование) общего вылова. Укрупнение ячеи трала, сокращение сроков и районов промысла — все эти меры могут принести известную пользу, однако останутся малоэффективными без одновременного лимитирования добычи рыбы.

Но как же найти обоснованный лимит вылова рыбы? Для этого надо знать общую численность и биомассу рыбы, величину пополнения, скорость роста, естественную убыль, предельную длительность жизни и многое другое. Как правило, всеми этими данными специалисты не располагают. И все же чисто опытным, практическим путем иногда удается определить оптимальный вылов рыбы, хотя и приближенно.

Например, если средняя длина, средний вес и средний возраст пойманной рыбы год от года снижаются, размах промысла целесообразно сократить. Сначала это уменьшит уловы, но они могут спустя несколько лет вновь возрасти, так как рыба сделается крупнее. Прежнюю добычу удастся брать с меньшей затратой сил и средств.

Промысел, улов, траловый флот, естественная убыль, мелкая рыба, сопротивление воды

На первый взгляд все очень просто. Однако зависимость между промысловым изъятием рыбы и последующим изменением ее средних размеров могла бы отчетливо проявиться лишь в том случае, если бы промысел был единственной (или главной) силой, действующей на рыбное стадо. Фактически же влияние промысла часто остается скрытым, неявным.

Допустим, мы начали сокращать ежегодный вылов рыбы, но как раз в этот период стадо пополнилось молодой рыбой исключительно мощного поколения. Массовый приток «малышей», естественно, снизит среднюю длину рыбы. Значит, наш вполне правильный шаг к урегулированию промысла не принесет видимых результатов: после сокращения вылова рыба станет не крупнее, а мельче.

Допустим теперь, что размах промысла резко увеличился в тот момент, когда численность стада довольно высока, но заметного пополнения молодой рыбой не предвидится. В этом случае, несмотря на возросший промысел, рыба в уловах будет с каждым годом становиться все крупнее.

Расчеты вылова рыбы

Например, в Баренцевом море с 1964 по 1969 г. вылов непрерывно нарастал, но средние размеры трески не уменьшались, а увеличивались.

Представители очень многих профессий выполняют расчеты, связанные с действием двух разных факторов на ход какого-либо процесса или явления. Например, штурман, зная крейсерскую скорость и ветровой снос, вычисляет фактическое продвижение корабля. В этих случаях пользуются правилом параллелограмма — его диагональ как раз и равна искомой величине.

Таким же образом можно представить одновременное влияние природных факторов и промысла на запасы рыб. Следовательно, вылов рыбы необходимо учитывать и регулировать как одну из причин, формирующих запасы, хотя его влияние и не всегда отчетливо проявляется.

Два крупнейших зарубежных специалиста, Темплеман и Гулланд, с полным основанием пишут: «Когда на ходе рыболовства сказываются природные колебания численности и другие причины, не зависящие от величины промыслового изъятия, трудно утверждать, что после введения регулирования промысла улов обязательно будет выше, чем до регулирования. Можно лишь утверждать, что после регулирования уловы будут выше, чем они были бы, если бы регулирование не проводилось».

Естественная убыль, улов, промысел, траловый флот, мелкая рыба, сопротивление воды

Чем сильнее выражены природные колебания численности поколений, тем менее отчетливо отражается промысел на запасах. В самом деле, влияние многолетнего вылова может быть перекрыто одним исключительно мощным поколением.

Представим себе весы, чаши которых уравновешены и почти неподвижны; в этом случае самая небольшая гирька может нарушить равновесие. Если же чаши сильно раскачиваются, то та же гирька, брошенная на одну из них, не произведет видимого действия. В этом примере качание весов символизирует природные колебания численности (флюктуации), а гирька — промысловое изъятие рыбы.

Резкие флюктуации характерны, например, для трески района Гренландии, Большой Ньюфаундлендской банки, Баренцева и Балтийского морей, сравнительно слабые флюктуации — для трески района Лабрадора, банки Флемиш-Кап.

Ограничение вылова и рыболовная зона

Ввести ограничение общего вылова — задача далеко не простая. Лимит не может быть постоянным, так как численность стада всегда колеблется, подчас с очень значительным размахом. Годовой вылов рыбы, который сегодня соответствует запасам, через год-два может оказаться чрезмерным или, напротив, заниженным; оба случая крайне нежелательны.

Но допустим, что для какого-нибудь района специалисты нашли строго обоснованный лимит вылова. Теперь нужно его узаконить, сделать обязательным для всех стран. Открытый океан не принадлежит никому — или, лучше сказать, принадлежит всем. Лишь рыболовная зона вдоль побережья закрыта для чужих промысловых судов.

Ширина этой зоны обычно не превышает 4—12 миль; впрочем, некоторые южно-американские страны (Чили, Аргентина) объявили своей собственностью гораздо более обширную акваторию. До сих пор нет международных правовых норм, которые регламентировали бы допустимую ширину рыболовной зоны. Ее расширение иногда ведет к острым конфликтам между странами. Так, в 1958 г. Исландия увеличила рыболовную зону с 4 до 15 миль, но англичане продолжали промышлять у исландских берегов под охраной военно-морского флота.

За пределами прибрежной рыболовной зоны простирается необъятная, никем не поделенная нива, на которой хлопочет множество хозяев — единоличников, то есть промысловых судов под разными флагами, не подчиняющихся никакому общему плану. Согласуют ли они свои усилия, объединятся ли в морскую кооперацию? Некоторые шаги в этом направлении сделаны.

Деятельно работают международные научные организации, централизована промысловая статистика, между многими странами заключены соглашения, регулирующие океаническое рыболовство. Однако подобные соглашения чрезвычайно редко содержат пункт о предельном вылове.

Ведь если даже ученые назовут общий допустимый лимит вылова рыбы, его нужно еще распределить между многими странами, предоставив каждой некую долю (квоту). При этом со стороны отдельных государств неизбежны притязания на особо значительную часть общего вылова — притязания, опирающиеся на историю и многолетние традиции промысла.

Очевидно, вылов рыбы следует лимитировать сначала в тех районах, которые ни для одной страны не представляют особого, исключительного интереса. Например, небольшая банка Флемиш-Кап расположена вдали от берегов и лишь сравнительно недавно используется промыслом. Треска на этой банке явно снизила средние размеры под влиянием чрезмерного вылова. Если сейчас сократить промысловое изъятие, треска постепенно достигнет большего веса.

Естественная убыль трески на банке Флемиш-Кап сравнительно невелика (благодаря отсутствию полярных акул), а постоянство океанической среды обеспечивают равномерное пополнение стада подрастающей рыбой. При таких обстоятельствах регулирование промысла рыбы может дать ощутимые результаты. Словом, налицо все предпосылки для того, чтобы именно на банке Флемиш-Кап проверить возможное благотворное влияние лимитирования уловов.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!