Хороши карасики на Неруссе

Старый приятель

Мне не раз приходилось бывать на Неруссе весной. Плывешь на лодке по многоводью в светлое майское утро и совсем незаметно выносит тебя на широкий плес.

Вот и Чухраи. А впереди омуты, один лучше другого. И всюду хочется бросить блесну или стать под сень прибрежных кустов и раскинуть удочки.

Река Нерусса с сюрпризами. С приятным волнением часто наблюдаешь, как то один, то другой рыбак возится со щукой, либо подцепил огромного леща. Это особенно часто случается в «Коровьем затоне», — огромной заводи, далеко уходящей вглубь леса.

Здесь чудесное место для любителей ловить на кружки, а на заре возле прибрежной травы можно подкинуть лещам выползка… Клюнет наверняка!

Однажды майским утром, когда между дубами тихо качались сиреневые туманы, я торопилась рыбачить на любимых местах. Рядом со мной шагал мой старый приятель Егор. Он невелик ростом, его лицо, омытое весенними ветрами, отливало красной медью.

Несмотря на свои шестьдесят лет, он еще молод и бодр и даже не любит, когда к нему обращаются по имени и отчеству. В ходьбе за ним не угнаться. Он часто забегает вперед, оборачивается ко мне, торопит меня. Я много лет знаю Егора.

На песчаной косе мы встретили Никиту – односельчанина Егора. Это был человек крупного телосложения, с блестящей седой бородой и большими голубыми глазами. Робкий и задумчивый в кругу друзей, он был беспощаден в преследовании браконьеров. Почти каждый день он обходил «свой участок», наблюдал за порядком на реке и беда тому, кто появлялся с сетями…

Никита славился среди местных рыбаков умением ловить в проводку. Но рыбачил он редко, только по большим праздникам, когда на пасеке подменял его внук, большой и страстный любитель пчел.

Окуни

Мы хотели незаметно подойти к Никите, когда он закладывал в кипящий котел голавлей и окуней, но это нам не удалось. Он быстро обернулся и поднялся нам навстречу.

— Как раз под ушицу, — приветливо сказал он, пожимая нам руки.

— Ушицу заработать надо, — ответил Егор тоном деланного безразличия. Никита подмигнул мне, что означало: «Знаем мы тебя, покуражиться любишь…». Я сняла рюкзак, достала и оборудовала спиннинг. Егор тем временем приготовил жерлицы.

В его ведерке бойкие карасики проявляли настойчивое желание к переселению. Да и нам не терпелось, а тут еще Никита подзадоривал: — Клев братцы, веселый, под той вон веткой на заревого так и хватают окуни. Да какие!

День еще только рождался. Солнце посылало на землю все больше света и тепла. Черемуха сыпала нежные лепестки. Они ложились на чистые струйки омута бледно-голубыми широкими лентами.

Пока Егор ставил жерлицы в заветных местах, я подцепила на блесну огромного окуня. При виде первого улова Егор возрадовался как ребенок.

— Эх, ну и утро! Благодать!.. — шептал он…- Кинь вон туда…

Тяжелая блесна плавно ложилась на середину омута, где мне часто сопутствовала удача – хватали крупные окуни и темно-зеленые глубинные щуки. Егор на длинном удилище блеснил окуней. Вдруг сильный толчок…- привычным жестом я взмахнула удилищем. И в ту же секунду почувствовала что-то тяжелое, живое, а леса начала рассекать водное полотно.

— Есть! – шепнул Егор, — глубинница села. Старайся!

Резкий поворот

Треск тормоза привлек внимание Никиты. Он бросил возню с ухой, забрался по колено в воду, пригнулся и тихо прокомандовал: — Рубани, чтобы крючья впились. Руби! – Я сделала еще раз подсечку. К дубам не пущай, оттудова не выволочешь, — советовал Егор дрожащими от волнения губами.

Я начала брать шнур на себя. Сопротивление огромное, но все, же рыба шла к лодке. Пробую ее поднять со дна, уже показался из воды груз и поводок. Но в этот, же миг страшной величины щука сделала резкий поворот и метнулась в глубину. Бурун воды качнул челнок так сильно, что мы едва не опрокинулись, но зато теперь рыба шла к песчаной косе.

Вот это ладно, — деловито говорил Егор, ловко направляя лодку так, чтобы я была на переднем крае. – Давай на отмель. Мы ее там веслом пришибем. Все меньше и меньше становился полукруг, по которому металась огромная щука. – Видно, устала, — подумала я. Задери ей морду, чтобы духу глотнула, — крикнул Никита. Он потерял терпение и забирался все глубже и глубже.

Моя попытка поднять щуку на поверхность и дать ей «глотнуть духу» и на этот раз не удалась. До берега всего шагов десять, а там отмель и рыба упорно сопротивлялась. Иногда она западала на дно и я с большим усилием вертела катушку. Никита усердно ковырял веслом и ногами со дна глей. Мути! Мути! Так-то мы ее скорее прихватим, — одобрительно шептал Егор.

Возле Никиты задержали челнок. Я стала поднимать щуку. Огромная пасть и темная спина рыбы показалась на поверхности воды. Никита быстро взмахнул веслом, крякнул и в тот же миг раздался сильный всплеск. Егор полетел в воду, а за ним, потеряв равновесие, плюхнулась и я. Никита с отчаянной быстротой шарил возле ног руками.

В воде

Черт тебя возьми! – с сердцем крикнул он, глядя на Егора, — упустили ведь…а интерес-то какой был. Мясо что? Дрянь! Интерес важен. И, обращаясь к нам обоим, с упреком продолжал: — А все потому, что кровь не терпит. Горячка взяла. Видать, характера мало.

Оно и впрямь так, — печально согласился Егор. – Ну, что ж…Пойдем в калюге ловить карасей. – И уже более твердым голосом: — Мы еще эту верзилу закрючим, непременно подцепим. Уж тогда не уйдет!

Мне хотелось рассеять горечь рыбачьей утраты, и я с удовольствием приняла предложение Егора ловить карасей в калюге. Калюгами на Брянщине называют маленькие озерца, разбросанные по поймам рек. Обычно это умирающие озера, по краям заросшие рогозом, камышом, среди которых плавают большие круглые листья водяной лилии.

Ловить там карасей – дело нелегкое. Приходится стоять в воде по пояс, а иногда и глубже, ощущать ногами вязкое дно, с большим трудом вырубать старой косой толстые корни растений. И все же это стоящее дело.

Усилия рыбаков обычно хорошо окупаются. Мы с Егором маленьким бредешком минут за сорок натаскали килограммов пять–шесть карасей. А что за карасики в калюге! Темно-золотые, крупные и очень-очень жирные.

К полудню мы возвратились к месту нашей стоянки. Егор поплыл на челноке проверять жерлицы и вскоре возвратился с богатым уловом. Из десяти расставленных жерлиц только на трех карасики были помяты, — видимо, брались маленькие щуки, накололись и бросили наживку, с остальных же Егор снял щук, в каждой не менее двух килограммов.

Карасики

Стоят сухие светлые дни, комары исчезают, в окрестных селах много фруктов, овощей, а в лесу – грибы и ягоды. Река Нерусса богата дичью. Нередко совсем рядом с тобой плюхнется на воду кряква или чирок, на брусничниках жируют тетерева. На берегах реки, соблюдая осторожность, можно наблюдать жизнь бобров.

Привлекательна река Десна. Но Нерусса несравнима с ней по своей красоте и по рыбному изобилию. Отдых на ее берегах полон радости и утешения. И кто хоть раз побывал на тихих ее плесах, тот на всю жизнь сохранит приятное воспоминание и неодолимое тяготение к ее живописным берегам.

Спасибо вам за внимание драгоценный мой читатель. Вы можете получать мои статьи на свою почту, если оформите подписку в верхнем правом углу сайта. Заходите на сайт. Я всегда рада видеть Вас и уверена, что Вы обязательно найдете что-то интересное для себя.

С уважением Наталья Александровна

Все статьи

Была ли статья полезна Вам? Выскажите ваше мнение в комментариях ниже. Ну и конечно же, если Вы расскажите о прочитанном своим друзьям, нажав на кнопки соц.сетей, я буду Вам очень признательна.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!