Миграция рыб

Миграция рыб

Слово миграция рыб латинского происхождения и буквально означает переселение, передвижение (отсюда, например, и «эмигрант»). Однако не всякое передвижение можно считать миграцией.

Например, никак не назовешь «миграциями» погоню хищника за добычей, стремительное уплывание рыбки, сорвавшейся с крючка, блуждания рыбы, выпущенной во вновь созданный водоем. Все это — случайные эпизодические нерегулярные передвижения отдельных экземпляров.

Миграции — передвижения, ежегодно повторяемые рыбой в определенный сезон. Таков, например, весенний ход воблы в дельту Волги. Конечно, сроки хода могут несколько меняться, в зависимости от особенностей данной весны, но все же ход воблы остается таким же сезонным явлением, как скажем, прилет грачей.

Иногда миграция рыб из моря в реку протекает несколькими «волнами». Например, волжане различают весенний и осенний ход осетра; рыбаки Севера знают, что в реки сначала идет семга «закройка», позже «листопадка», затем «заледка». Сами названия говорят об определенной сезонности хода семги. Для каждой миграции характерны не только определенные сроки, но и маршрут. Его можно нанести на карту или в виде одной линии (когда, например, рыбы движутся по реке), или в виде пучка линий (при движении рыб в открытом море, на широкой площади).

Миграции — массовые передвижения рыб; в них участвуют многие экземпляры данного вида. Например, зимой и весной в Баренцевом море не поймаешь ни одной крупной половозрелой трески — она ушла на нерест к берегам Норвегии. К исходу лета из низовьев Волги молодь воблы скатывается в море вся поголовно. Азовская хамса на зиму уходит в Черное море. Словом, в миграциях принимают участие все или почти все рыбы определенных возрастных групп.

Необходимо упомянуть еще одну черту, отличающую настоящие миграции: либо сами мигрирующие рыбы, либо их потомство обязательно возвращаются в исходный пункт миграционного пути. Например, крупный дальневосточный лосось — нерка начинает путешествие в реки Камчатки из открытого океана, от западных Алеутских островов. Дойдя до верховьев камчатских рек и отложив икру, нерка гибнет; выклюнувшиеся мальки окатываются в океан и превращаются во взрослую рыбу, которая снова приходит на откорм к Алеутским островам.

Таким образом, каждая миграция рыб — движение возвратное обозначать ее на карте следует не одинарной, а двойной линией. В некоторых случаях путь «туда» не вполне совпадает с путем «обратно». Например, морская камбала нерестится у южного побережья Исландии. Пелагические икринки и личинки переносятся постоянным течением вокруг острова по часовой стрелке. Взрослая камбала в период нагула держится у северного побережья острова. Достигнув половозрелости, она может продолжить миграцию по часовой стрелке и достигнуть района, где когда-то выклюнулась из икринки. Следовательно, возвращение произошло, хотя и другим путем.

Итак, миграция — массовое сезонное передвижение по определенному маршруту с последующим возвращением назад взрослых особей или их потомства.
Различают несколько типов миграций. При нерестовых миграциях половозрелая рыба идет к местам размножения, например, треска к Лофотенским островам, мойва — к побережью Мурмана и Финмаркена, семга — в северные реки, байкальский омуль — в Селенгу и Баргузин, вобла — на полои волжской дельты, верхогляд — вверх по Амуру, морская камбала от берегов на глубины.

Кормовые миграции — передвижения рыбы к местам нагула. Например, вслед за мойвой, идущей весною на нерест к южному побережью Баренцева моря, мигрирует неполовозрелая треска, которую обычно так и называют «мойвенная». Двигаясь за косяками мойвы, эта треска усиленно откармливается; март, апрель, май — сезон максимального наполнения желудков и быстрого накопления жира в печени баренцевоморской трески.

Еще примеры кормовых миграций: пикша осенью идет в юго-восточные районы Баренцева моря, богатые донными животными; скумбрия весною движется из Мраморного моря в Черное; кефаль заходит на откорм в лиманы и заливы, а амурский толстолобик — в затоны, протоки и пойменные озера.

Часто миграция рыб в одном направлении является нерестовой, а в обратном — кормовой. Половозрелая треска (скрей) в начале весны подходит к северо-западным берегам Норвегии, а после нереста возвращается в Баренцево море, в районы летне-осеннего нагула.

Зимовальные миграции совершает, например, хамса, плотными косяками идущая осенью через Керченский пролив из Азовского моря в Черное, где затем всю зиму держится на глубинах с постоянной температурой. Скумбрия уходит зимовать из Черного моря в Мраморное. Многие полупроходные рыбы — лещ, сазан, сом — залегают на зиму в глубоких ямах, расположенных в низовьях Волги и Дона. Движение этих рыб со взморья на ямы — типичная зимовальная миграция.

Человек издавна замечал и использовал массовые сезонные передвижения рыб. Мигрирующая рыба нередко собирается плотными стаями, идет через узкие и мелкие места, отчасти теряет осторожность и пугливость — словом, в этот период ее легче ловить. Однако чрезмерный промысел мигрирующей рыбы может привести к нежелательным последствиям.

Для защиты рыб на миграционных путях издавна применяются различные охранные меры. Например, весною множество половозрелой рыбы — сазан, лещ, судак, тарань, сом, осетровые — входит из Азовского моря в дельту Дона. В самых низовьях создаются особенно плотные стаи; там происходит массовый нерест, там же расположены и зимовальные ямы. Во всей этой зоне промысел строго запрещен. Периодические запреты лова в разгар весеннего хода рыбы практикуются и в низовьях других больших рек.

Правда, не всегда ясно, принесет ли пользу тот или иной запрет. Например, замечательный «круиз» совершает европейский угорь — весьма ценная рыба, широко распространенная в Европе и Северной Африке, Средиземноморье и Балтике. Угорь кормится и зимует в реках и озерах. Промысловиков, рыбоводов и ученых всегда занимала проблема размножения угря. Никто никогда не встречал созревших угрей с текучими молоками или икрой, не наблюдал нереста, не видел развивающихся икринок, личинок или мальков.

Известно было только, что, достигнув определенного размера, взрослые угри куда-то уходят из рек и озер, иногда преодолевая на своем пути различные препятствия и даже переползая значительные пространства по суше.

В начале текущего столетия датский ученый И. Шмидт, проведя тщательные исследования в Средиземном море и Атлантическом океане, предложил следующую схему миграций угря.

Нерест угря, по мнению Шмидта, происходит за тысячи миль от берегов Европы — в Саргассовом море. Пелагические икринки, а затем и выклюнувшиеся из них личинки переносятся Гольфстримом на северо-восток, через всю Атлантику. Дрейф длится около трех лет. Личинка имеет прозрачное листообразное тело и совсем не похожа на взрослую рыбу. По мере приближения к берегам Европы личинки превращаются в прозрачных «стеклянных» угрей. Они входят в реки и озера, где кормятся, растут и зимуют.

В возрасте 10—12 лет угорь покидает пресные воды и начинает нерестовую миграцию в Саргассово море. Там же нерестится близкий вид — американский угорь, отличающийся от европейского формой головы, количеством позвонков, средними размерами. Икринки американского угря подхватываются другой ветвью течения и дрейфуют к берегам Северной Америки.

Такой взгляд на размножение европейского и американского угрей долгое время был общепринятым. Однако в конце пятидесятых годов английский ученый Такер предложил совсем иное толкование общеизвестных фактов. По мнению Такера, взрослые европейские угри вовсе не достигают Саргассова моря, а погибают в самом начале нерестовой миграции, вскоре после выхода из пресной воды в соленую. В Саргассово море приходят только американские угри, а их оплодотворенные икринки разносятся течением к берегам как Нового, так и Старого Света.

Следовательно, американский и европейский угри относятся к одному и тому же виду; различия между ними формируются во время индивидуального развития под влиянием не вполне одинаковых условий среды.

Если теория Такера правильна, то даже поголовное истребление угря в европейских водах не отразится на численности его будущих поколений: ведь молодь, дрейфующая к берегам Европы, происходит от американских предков! А вот усиленный промысел угря в водах США может сказаться на численности и американского, и европейского угрей.

Решающих доводов в пользу теорий Шмидта или Такера пока нет, а потому остается неясным: целесообразно ли ограничивать вылов крупного угря, выходящего в море из рек Европы (и может быть, все равно обреченного на скорую гибель)? На примере этой замечательной миграции попробуем решить еще один важный вопрос.

Икринки и личинки угря переносятся из Саргассова моря к берегам. Можно ли назвать «миграцией» пассивный перенос икры, личинок или молоди рыб по воле течений, ветра и волн? Да. Пассивная массовая миграция рыб — такое же типичное явление в жизни рыб, как и активная. Почти по каждой реке сносятся течением икринки, личинки и мальки проходных и полупроходных рыб. Совершенно прозрачные, словно стеклянные бусинки, икринки сельди обильны весною в Волге, Доне, Дунае.

У осетра, белуги, севрюги течение подхватывает личинки, выклюнувшиеся из икры на каменистых россыпях. Икра амурского змееголова развивается в особом гнезде, которое строит и охраняет самец. С повышением уровня воды икринки вымываются из гнезда и уносятся течением. Дрейф личинок трески от побережья Норвегии в Баренцево море и личинок угря из Саргасова моря к берегам Европы — все это типичные пассивные миграции.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!