Семжинский домашний кот

Рубрика: Мир животных

Домашний кот

Сейчас я расскажу вам о домашнем коте. Впервые я познакомилась с ним в селении Семже. Семжа – маленький рыбацкий поселок. Он стоит на высоком берегу Мезенской губы, несколько южнее Полярного круга.

Мы с приятелем поехали туда в самом конце мая и выбравшись с бота на берег, направились в сельсовет.

Там рассказали мы о цели нашего посещения и попросили указать семью, где бы можно было снять удобную комнату. Такая комната вскоре нашлась. На краю поселка жили бездетные старики. Их дом состоял их двух просторных и удобных комнат и множества пристроек. Наши комнаты пятью окнами смотрели на юг и запад.

Когда мы разобрали экспедиционный багаж и каждая вещь оказалась на своем месте, я, по давнишней привычке, просила хозяйку, нет ли у нее кошки. Хозяйка удивилась, и спросила: на что мне кошка, ведь мышей у нас нет. Не в мышах дело, бабушка — сказала я. Мы будем шкурки птиц собирать, и если у вас есть кошка, то нам придется все так устроить, чтобы она к нашим коллекциям не сумела добраться.

Не надо ничего делать, махнула рукой бабка. Наш домашний кот редко дома бывает, а уж если придет, спит целыми сутками и дома ничего не трогает.

Я неоднократно попадала впросак, доверяя кошкам. Много они доставили мне неприятностей. Сколько раз хозяйская кошка, где я останавливалась во время своих поездок, похищала и съедала ценную птичью шкурку. Но это еще полбеды. Смазанные раствором мышьяка шкурки причиняли и самой кошке большие мучения. Целый день от болей в желудке она мяукала не своим голосом и несколько дней после этого отказывалась от всякой пищи. Жалко было смотреть на исхудавшую виновницу. Потом медленно наступало выздоровление.

Но, к несчастью, жестокий урок вскоре забылся, и кошка вновь пыталась стащить у меня новую промышьяченную шкурку птицы.

Как-то в одном из журналов я прочитала интересный рассказ о замечательном коте-дегустаторе. Наученный горьким опытом, этот кот безошибочно отличал отравленные продукты. Но, к сожалению, те кошки, с которыми мне приходилось сталкиваться в жизни, не обладали этим полезным качеством.

Несмотря на июнь, погода стояла прохладная, и заботливая бабка продолжала каждый день топить печку в нашей комнате. Вечерами становилось жарко. Но, когда после долгого полярного дня в доме все засыпало, мы с приятелем настежь открывали одно из окон и особенно крепко спали в теплом помещении, наполненном студеным воздухом.

Как-то ночью через открытое окно в комнату проник кот нашей хозяйки. Ни на меня, ни на товарища он не произвел впечатления. Самый заурядный домашний кот, простой серой окраски. Явившийся кот не изменил своим старым привычкам. Как и предполагала бабка, он недолго оставался дома. После кратковременного отдыха он вновь исчез и дня четыре не попадался мне на глаза.

Ушел наш кот, сколько дней уже нет, — как-то за вечерним чаем сказала бабка. Молодец, что ушел – ответила я. Дома ему делать нечего, ведь мышей нет, а в тундре их хоть отбавляй. На целую зиму отъестся он за лето. Мыши для него настоящее лакомство.

И верно – ближайшие окрестности селения, что называется, кишели красно-рыжей полевкой. Они стайками бродили в зарослях ивняка по окраинам тундровых участков, собирались под бревнами и в поленницах. Их хватали вороны и чайки, ловили собаки и кошки поселка. Конечно, долгое отсутствие кота объяснялось увлечением охотой. Но вскоре кот нашей бабки стал возвращаться домой регулярно.

Вероятно, ему достаточно надоели мыши, дома же он все чаще получал вкусные вещи. Я складывала в старую консервную банку кусочки птичьего мяса, которые каждый день оставались у меня после снятия птичьих шкурок. Несмотря на сытость, бабкин домашний кот поедал их с большим удовольствием, и, вероятно, это послужило причиной нашей дружбы.

Когда я возвращалась домой, кот не отпускал меня ни на шаг и положительно бродил за мной по пятам.

Мой спутник Володя по утрам принимал холодные ванны. Раздевшись по пояс, он выходил во двор, и я выливала на его плечи полное ведро холодной воды. Иной раз дул леденящий ветер, с неба срывались крупинки снега, но Володя, на удивление всей деревни, не изменял своей привычке.

Бабкин кот, не отстававший от меня буквально ни на минуту, продолжал вертеться у моих ног и в момент Володиного купания. Струи холодной воды текли по земле, брызги попадали на кошачью морду, но кот не покидал своего поста, пока я с пустым ведром ни направлялась в избу. И, возвратившись домой, ничего не прося и не надоедая кошачьим мяуканьем, он терпеливо ждал, когда его консервная банка наполнится обрезками мяса.

Прошел год. Мы с Володей вновь посетили это селение и остановились у той же гостеприимной и заботливой бабки. Все здесь осталось по-старому. Бабка жарко топила печку в нашей комнате, мы упрямо продолжали спать с открытым окном. На огороде под самыми окнами бегали и свистели кулики-ржанки. Вот только кот стал домоседом.

Каждый вечер он отправлялся гулять на чердак в пристройки, где летом помещались куры и овцы, но избегал посещать двор и соседние избы. Это меня несколько удивило. Странно, что за короткое время домашний кот перестал быть гулякой. Впрочем – думала я, — в тундре исчезли лемминги и полевки, выдался так называемый немышиный год, и коту, конечно, нечего там делать. Вот почему он стал сидеть дама.

Как-то во время обеда я поделилась своими догадками относительно кота с нашей хозяйкой. Вы обратили внимание, что ваш кот сидит дома, в тундру, как в прошлом году, ходить перестал? – обратилась я к бабке. Верно, не ходит теперь – кивнула головой хозяйка. А знаешь почему, бабушка? В тундре ему делать нечего. Ведь все мыши подохли. Вот он и предпочитает дома сидеть на моем иждивении.

А вот и не так совсем – сказала бабка. Разве в тундре только мыши одни? Кот наш не только мышей, но и птиц всяких ловит. А не ходит он теперь потому, что боли и страху натерпелся. Боится не только в тундру – даже во двор выходить, после того как ему в спину кречет вцепился.

И бабка рассказала мне о трагической истории, постигшей бабкиного кота прошлой осенью.

Кончилось короткое лето севера, застыла земля, в воздухе закружились снежинки. Но вот странность: белых куропаток, которые обычно поздней осенью прилетают под Семжу и по ивнякам держатся все холодное время, в том году все не было и не было. Не подлетели куропатки. Кречету нечего было ловить в тундре, а ведь голод не тетка. Вот и повадился этот кречет летать в деревню. Но и в деревне тоже было пусто.

Куры на зиму в избы убраны, одни собаки да кошки по деревне вольно шлялись. Наверное, увидел кречет бродягу-кота и запустил ему в спину когти. Со страху и от боли домашний кот заорал не своим голосом и бросился домой, а кречета по земле тащит. Кречет крыльями хлопает и долбит кота клювом по голове.

Увидели хозяева, что с их котом несчастье случилось, выскочили во двор на подмогу, а дед птицу палкой пристукнул. Конечно, сгоряча да сослепу не сразу разобрался, сначала несколько раз полкой кота огрел. Уж орал кот-гуляка, когда палкой его дед угостил, и потом, когда убитого кречета с его спины отдирали – глубоко он свои когти ему в спину вонзил. С неделю после этого никто кота не видел, где-то на чердаке прятался. Много времени уже прошло, но кот кречета, видно, не забыл, во двор выйти боится, совсем домоседом стал.

Закончив повесть о коте-гуляке, бабка достала из печурки засаленное крыло убитого хищника. Оно оказалось не крылом кречета, а крылом ястреба-тетеревятника. Эта сильная, хищная птица часто нападает на зайцев и домашнюю птицу.

Прошло несколько дней. Я уехала в северный район полуострова Канина и, пробыв там около трех недель и закончив полевую работу, на обратном пути вновь посетила селение. С севера привезла пухового птенца настоящего кречета. Мне хотелось подарить эту редкую птицу одному из моих приятелей.

Хозяйка наша всполошилась. Этого птенчика надо так устроить, чтоб до него наш домашний кот не добрался. Задавит еще птичку, греха наделает – беспокоилась она. Но бабкина предосторожность оказалась излишней. Крик кречетенка и его гордая внешность, вероятно, живо напомнили коту страшное нападение хищника. И, не желая подвергаться вторичному риску, наш рассудительный кот поспешил улизнуть на чердак и не возвращался домой до самого моего отъезда.

На этом рассказ о семжинском коте, казалось бы, можно закончить. Но не только в коте и не в его благоразумии дело. Зимовки ястребов в тундре не всегда кончаются благополучно. Ястреб, поймавший семжинского кота, оказался настолько истощенным, что находился на краю гибели. Надо заметить, что в том году в южных частях Канина белые куропатки представляли собой редкое явление.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!