Самостоятельные четвероногие друзья и помощники деревенские охотничьи собаки

Как же я люблю простых деревенских собак. Мне нравится их спокойный, добродушный характер, отвага и мужество, умение переносить любые испытания и мириться с любыми условиями жизни, не теряя при этом чувства собственного достоинства. Почти все четвероногие друзья прекрасные сторожа и охотники.

Я всегда мечтала завести себе такого четвероногого друга и не сделала этого до сих пор только потому, что была у деревенских собак одна отрицательная, с моей точки зрения, черта — уж слишком они были самостоятельными.

Сколько раз наблюдала я одну и ту же горькую для охотника картину. Готовится человек к охоте, укладывает мешок, собирается в лес надолго и хочет пойти именно завтра, так как завтра, по всем приметам, должна быть хорошая погода — попробуй доберись через лес к охотничьей избушке под дождем или в метель.

Наконец все готово. Завтра охотник уйдет в лес, но только при одном условии: если не забудет еще сегодня днем посадить на цепь свою собаку. А то встанет рано утром, вскинет за плечи мешок, прихватит ружье, скажет родным обычные слова охотничьего прощания: «Ну, все — я пошел», — услышит в ответ такое же обычное: «Ни пуха ни пера», — позовет тихим свистом свою собаку и тут-то и обнаружит, что четвероногий друг и помощник исчез.

Еще раз посвистит охотник, потом покричит, бывает, прямо с крыльца и пальнет из двустволки, выстрелом желая объявить своему псу, что его уже давно ждут. Но все попусту — собака будто пропала. Где она? Когда вернется? А кто ее знает... Вот и приходится недогадливому охотнику возвращаться домой, снимать рюкзак, раздеваться. Поход откладывается до новой подходящей погоды, а главное, до того времени, когда вернется загулявший пес. Тогда его сразу же посадят на цепь, и снова начнутся сборы на охоту. А если уж говорить точнее: сборы на охоту в наших местах и начинаются с розыска собаки.

Были в нашей деревне такие знаменитые четвероногие друзья и помощники собаки, разыскивать которых хозяева начинали чуть ли не за месяц перед охотой.

Хозяин такой сверх самостоятельной собаки еще задолго до начала охотничьего сезона принимался наводить справки, кто и где за последнее время видел его Дозора. Проходили дни, а то и недели, пока удавалось хоть приблизительно установить маршрут бродяжного пса. То Дозора видели в дальней лесной деревушке, но там он только показался и побрел дальше, не повернув даже головы, когда его окликнули, то пса-путешественника встретили неподалеку от районного центра — правда, в поселок Дозор не заглянул, а обошел краем аэродром и исчез в лесу.

Последние сведения уже радовали хозяина — позавчера его пес появился в соседнем селе около магазина. Это был хороший признак: пес нагулялся, проголодался и, видимо, начал передвигаться в сторону дома. И действительно, к вечеру следующего дня собака появилась на крыльце и улеглась там спать, свернувшись мокрым дрожащим калачиком.

Хозяин, конечно, радушно встретил свою собаку, позвал ее в дом, как следует накормил, а когда Дозор улегся под лавку, хозяин стал поглядывать, как бы его путешественник, немного передохнув, не улизнул в новый тайный поход, не сбежал из дома еще до того, как на него наденут ошейник.

Во время своих самостоятельных походов четвероногие друзья заглядывали не только в населенные пункты. Частенько, собравшись в небольшой отряд, они незаметно проскальзывали за дворы деревни и исчезали в лесу. «Зачем собаки одни ушли в лес?» — я задавала себе этот вопрос до тех пор, пока однажды на берегу далекого таежного озера не встретилась с отрядом собак — они охотились за куницей.

К озеру через тайгу вела узенькая и трудная тропка. В конце тропки на самом берегу стояла избушка. Я жила в этой избушке одна и никого не ожидала в гости. Но вот однажды я услышала громкий и чистый лай собаки — неожиданный лай в тайге в тридцати километрах от ближайшего жилья...

Со мной в тайге был щенок, которого я мечтала воспитать несколько по-иному. Но щенок был еще слишком мал, и его воспитанием я пока не занималась. Он обычно крутился около избушки, ждал меня на берегу и никогда не забирался далеко в лес. Поэтому я никак не могла подумать, что это лает мой четвероногий друг, который к тому же еще и не умел как следует лаять...

А неведомая собака все продолжала «отдавать голос». Скоро к первому голосу прибавился второй, чуть повыше, потом — третий, и звонкое трио собак-лаек оповестило тайгу о том, что охота началась...

Собаки действительно за кем-то охотились. По манере облаивания, по частоте голоса я догадалась, что они нашли куницу. Неужели кто-нибудь отправился с собаками в лес на охоту? Нет, этого не могло быть — сезон охоты еще не наступил, куница еще не успела сменить летнюю одежонку на зимний наряд, мех ее сейчас очень плохой, и вряд ли кому-нибудь захочется заниматься охотой на зверька, который ничего не стоит.

Я причалила к берегу лодку и осторожно пошла на голоса собак. И каково же было мое удивление, когда неподалеку увидела хорошо знакомых мне деревенских собак: Копейку, Шарика и Дозора. Четвероногие друзья охотились за куницей

Куница сидела на елке — ее было хорошо видно. Я кинула в куницу палкой — она поднялась на самую вершину и вдруг одним прыжком перескочила на соседнее дерево. Потом на третье, четвертое — и пошла, как скажут охотники, верхом, от собак. А собаки, не спуская глаз со зверька, так же азартно, по всем правилам охотничьего искусства, будто рядом с ними был их хозяин-охотник, с голосом пошли следом. Что заставило их отправиться в тайгу на поиски куницы? Охотничья страсть или безделье? Ведь без помощи охотника добыть куницу собакам, наверное, никогда не удастся.

Я прислушивалась к лаю честных, но, увы, незадачливых охотников, отмечала по их голосам путь быстрого и хитрого зверька. Потом голоса собак смолкли — наверное, куница успела увести их очень далеко или запутала следы — и собаки остались ни с чем.

Как закончилась эта странная охота, я так и не узнала. Вернувшись с озера в деревню, я увидела и Копейку, и Шарика, и Дозора. Как ни в чем не бывало они радушно приветствовали меня. А Дозор даже ткнул носом в мою ладонь, выпрашивая угощения. Я потрепала его по голове, вспомнила недавнюю встречу на берегу озера, в тайге, и еще раз пожалела хозяина такой самостоятельной собаки.

Ну разве можно было с такими собаками по-настоящему охотиться? Представьте себе, что вы собираетесь в лес на охоту. Еще с вечера вы посадили своего пса-бродягу на цепь, а сейчас рано-рано утром наскоро пьете чай и предвкушаете, как пойдете по редкому, звонкому от утреннего холодка соснячку, как впереди вас, согласно охотничьей науке, широкими кругами будет ходить ваш четвероногий помощник...

Вот собака почуяла белку, высмотрела ее на вершине сосны, вот присела чуть в стороне и, показывая глазами, где затаился пушистый зверек, начала не слишком настойчиво, но уверенно и звонко подавать голос.

Вы допили чай, быстро оделись, взяли ружье и отвязали собаку... Сейчас вы можете не бояться — увидев у вас в руках ружье, собака никуда не убежит, она обязательно пойдет на охоту. Но пойдет частенько не туда, куда собрался хозяин.

Да, широкими красивыми кругами ваш пес пройдет по утреннему сосняку, отыщет белку и верно и чисто подаст голос. И вот вы добыли зверька, угостили собаку беличьей лапкой и ждете теперь, что ваш помощник пойдет на новый круг и новым точным лаем укажет вам следующую белку...

И пес действительно пошел на второй круг, но этот круг не остановился в сосняке, а вышел из него широкой дугой, захлестнул болото и открылся в еловом чащобнике. И напрасно вы будете ждать, что пес снова подаст голос, напрасно будете надеяться добыть еще одну белку — ваш пес уже отыскал след куницы и теперь потянулся за ней по лесным островам и болотистым низинам-уйтам, занесенным глубоким снегом.

И вам не остается ничего другого, как отыскать след своей самостоятельной собаки и пойти по этому следу, еще точно не зная, удастся ли в еловой глухомани услышать далекий лай, удастся ли засветло дойти через снег к тому месту, где остановилась куница и где остановился и ваш пес...

Очень может быть, что сегодня охота за куницей и не закончится, что она продолжится и завтра, и тогда вместо недолгой веселой прогулки по сосняку, о которой вы мечтали за утренним чаем, вам придется ночевать в глухой тайге прямо под елкой, грустно вспоминая о теплом доме и сожалея, что не прихватили с собой ни котелка, ни лишнего куска хлеба.

Нет, такие охотничьи четвероногие друзья и помощники мне не нужны. И вот именно поэтому, как только мой щенок чуть подрос, я и занялась его воспитанием. Теперь мой будущий помощник не разгуливал по деревне, не носился следом за своими бродячими соплеменниками — он сидел на привязи, а все походы в лес совершал вместе со мной.

В лес я старалась отправиться только вдвоем, чтобы никакие другие собаки не мешали нашим упражнениям в охотничьем мастерстве, но уйти незаметно, не приманить с собой деревенских собак было трудно. Собаки, стосковавшиеся за весну и лето по охоте, так и глядели, с кем бы улизнуть в тайгу, и чтобы избавиться от нежелательных попутчиков, я стала применять хитрый прием.

С вечера я собирала рюкзак, брала ружье и несла все это снаряжение к своему товарищу. Он жил на самом краю деревни, и незаметно проскользнуть в лес из его дома было куда легче. Утром я отвязала щенка и, будто собравшись вовсе не на охоту, а так, на легкую прогулку, шла по задам деревни за рюкзаком и ружьем.

В начале хитрость помогала, но скоро дотошные собаки стали поджидать нас за деревней. Завидев издали меня с рюкзаком и ружьем, они выбирались из кустов, сладко потягивались и, лениво перебирая лапами, будто старались показать, что наш поход их вовсе и не интересует, неторопливой рысцой шли впереди...

Избавиться от противных собак было просто необходимо, и как можно быстрей, чтобы мой щенок не успел позаимствовать у них дурных привычек и наклонностей. Но как это сделать? И вот тогда я решила на время распрощаться с деревней и уйти в ту самую избушку, около которой я встретила однажды Копейку, Шарика и Дозора.

Избушка была далеко, дорогу туда знала не каждая собака, а Копейку, Шарика и Дозора хозяева, видимо, скоро посадят на цепь, так, как начнется сезон охоты за пушным зверем. Все выходило просто. Оставалось одно: незаметно уйти из деревни.

Из деревни я уходила не сразу. Сначала я отнесла в лес и оставила под елкой ружье. Потом туда же перекочевал и мой рюкзак, и только потом я взяла на поводок щенка...

Конечно, деревенские четвероногие друзья заметили и меня, и щенка. Но нашим преследователям была приготовлена ловушка — мы вовсе и не собирались тут же отправляться в лес. Мы зашли к моему товарищу, у которого я оставляла ружье и рюкзак. Здесь на краю деревни переночевали, а в густом утреннем тумане незаметно проскользнули в лес.

Всю дорогу я останавливалась и прислушивалась, опасаясь погони. Но погони не было, и мы благополучно добрались до избушки. Два дня мы отсиживались в своем домике и все еще ожидали, что наши преследователи вот-вот пожалуют сюда. Но, к счастью, они не появились, и на третий день мы приступили к работе...

Работать в лесу щенок начал превосходно, и скоро я стала по праву гордиться своим талантом воспитателя и педагога. Главное было достигнуто: моя собака прекрасно знала лес, усвоила правила охоты и была полностью избавлена от того негодного качества, которое я называла сверх самостоятельностью. Мой пес никогда не уходил в лес один и все свободное время проводил либо у избушки, либо под лавкой — у моих ног...

Теперь нам оставалось только дождаться первых морозцев, чтобы по крепкой, схваченной морозами лесной тропке отправиться в тайгу на настоящую охоту. Наверное, все и было бы так, как я мечтала, если бы не Дозор...

Утро в тайге у нас начиналось с того, что я открывала дверь избушки и выпускала на улицу собаку. Собака блаженно потягивалась на пороге, пробовала носом утренний лесной воздух и отправлялась в кусты по неотложным делам. После этого пес исправно возвращался домой и, глядя мне в глаза, молча выспрашивал, какие у меня планы на сегодня.

Как и всегда, в тот памятный день я открыла дверь избушки и выпустила на улицу собаку. Она появилась на пороге и только-только собралась потянуться и попробовать носом запахи утреннего леса, как откуда-то сзади к нам кинулся большой и лохматый Дозор.

Откуда он здесь? С кем пришел? Если бы я тогда не задавала себе вопросов, а тут же схватила свою собаку за шиворот, тогда, наверное, все было бы совсем по-другому. Но я обрадовалась Дозору. А тот, вильнув хвостом мне и щенку, быстро-быстро побежал по тропе в лес. И следом за бродячим псом, не успев ни потянуться, ни попробовать утренний лесной воздух, убегала моя собака, забыв вдруг и меня и все наши уроки.

Я оторопела... Кажется, только потом я осознала тяжесть всего случившегося. Сверх самостоятельный Дозор раньше своего хозяина вспомнил, что в тайге вот-вот должен начаться охотничий сезон, и, не дожидаясь, когда его посадят на цепь, попросту сбежал к той избушке, откуда не так уж редко приходилось начинать ему вместе с хозяином охоту за куницей.

И теперь старый, опытный бродяга-пес снова уходил в тайгу. Но на этот раз не один — следом за ним неслась молодая собака, молодой, еще не опытный охотник. Она сразу поверила ему, старику, пошла за ним следом, и матерый пес готов был честно передать верному ученику свой богатый охотничий и бродяжный опыт.

Я кричала, звала, свистела, даже стреляла вверх, стараясь хоть как-то привлечь внимание своей собаки, но она, вроде бы отлично воспитанная собака, так и не вернулась.

Не вернулась она и к вечеру, и я тщетно бродила по тайге, с надеждой вслушиваясь в каждый таежный голос, хоть издали похожий на лай собак. Но четвероногие друзья и помощники молчали... Наверное, охота началась для них не очень удачно, наверное, поблизости нигде не оказалось куницы, и теперь Дозор повел своего несмышленого друга на охоту в какой-нибудь смежный район. За этими самостоятельными собаками только поспевай.

Но если бы я знала, в какую сторону надо поспевать. Может быть, тогда мне и удалось бы услышать их лай. Но куда отправился Дозор, об этом мог знать, и то приблизительно, только его собственный хозяин. Мне же оставалось вернуться домой и провести тревожную ночь.

Нет, я не боялась, что собаки встретятся с волками — собаки были крепкие, а с таким бойцом, как Дозор, вряд ли волк легко справится. Не боялась я, что собаки заблудятся и не найдут обратной дороги: разве заблудится в лесу Дозор, который помнил не только каждый пень около лесной тропы, но и срок начала охоты?

Нет, эти негодные псы не заблудятся, завтра, послезавтра Дозор, а следом за ним и мой дурной пес прибудут сюда. Я переживала о другом — теперь у меня, как и у всех местных охотников, будет такая же сверх самостоятельная собака. И не ошиблась. Уже на завтра Дозор явился к избушке, а следом за ним как ни в чем не бывало показался мой пес и сразу кинулся к миске.

Свою собаку я накормила и, вспомнив опыт местных охотников, тут же привязала ее. А вот Дозора кормить отказалась, прогнала домой и даже пригрозила тяжелой палкой, когда он уселся на тропе и отказался было убираться восвояси.

К вечеру я немного успокоилась и даже приласкала собаку. Она ответила мне так же нежно, как и раньше, и я поверила, что недавний самостоятельный поход не оставил в характере моего друга следа. Утром я открыла дверь и внимательно прислушалась и пригляделась: нет ли где поблизости Дозора — и только потом выпустила свою собаку на прогулку.

Дозора действительно нигде не было. Мы спокойно позавтракали и собрались посетить небольшое болотце, где всегда водились глухари.

Я показала собаке в сторону болотца, сказала: «Ищи». Собака все поняла, поспешила к сосенкам и скоро отыскала глухаря. Глухаря я добыла, откровенно порадовалась, что мои уроки не прошли даром, что мой четвероногий друг и помощник все-таки не чета всяким Дозорам, и только тут заметила, что мой воспитанник куда-то исчез.

Я позвала его, потом громко посвистела, потом нашла след моего пса и все поняла. След уходил в еловую глушь. Я поднялась на высокий камень и далеко, за широкой болотистой низиной, услышала звонкий голос своей собаки.

Собака лаяла на куницу. Я забыла, что собиралась в лес ненадолго, только до болотца и обратно, забыла, что не взяла с собой ни хлеба, ни котелка, что в дороге за куницей меня может ждать холодная ночь в лесу, и, смирившись с еще не прошедшей обидой на пса, быстро пошла на призывный лай: собака нашла куницу, и я должна был считаться с этим — ведь после встречи с Дозором моя собака стала очень самостоятельной.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!