Следы на снегу в трескучий мороз

Что можно увидеть в зимнем лесу в трескучий мороз?

А вы попробуйте пойти в феврале в заснеженный лес. Он не такой пустой, как кажется. Пойдете на лыжах — увидите больше, будете ходить только по лесным дорогам — увидите меньше, но все же и тогда найдется, на что поглядеть.

На ели висят шишки. Они гладкие, не колючие растопыры: под их чешуйками еще лежат семечки. Ближе к весне они начнут выпадать, тогда-то и растопырятся чешуйки шишек.

На верхушке ели копошатся какие-то птицы. Лазают по веткам, цепляются за шишки. «Кле-кле-кле...» — доносится с дерева. Сорвалась и упала шишка, вспорхнула птица и тут же села. Уцепилась за шишку, повисла на ней вниз головой...

Это клесты-еловики. Среди них и красные и желтовато-зеленые. Красных заметно меньше: так окрашены старые самцы. Молодые самцы желто-зеленые и только постепенно, с возрастом, становятся все краснее и краснее. Самки всегда желто-зеленые.

Клюв клеста крючковатый, а кончики его половинок перекрещиваются. Такое строение клюва — приспособление, чтобы добывать из шишек семена — основную еду клестов.

Засунув клюв под чешуйку и повернув его там, клест ловко отгибает чешуйку в сторону. Еще движение, и семечко во рту у птицы, а оторванное крылышко, вертясь, летит вниз. Опять засовывает клест под чешуйку клюв, снова летит оторванное крылышко.

С ели на ель перелетает стайка клестов, кочует из одного елового леса в другой.

Не каждый год бывает урожай еловых семян, и птицы летят из леса в лес, ищут урожая. Нашли богатый шишками лес, задержатся в нем надолго.

Еловые же семена служат и пищей птенцам клеста-еловика. Птицы гнездуют там, где много семян, много шишек на ели.

Кто станет строить гнездо и выводить птенцов среди зимы, какая птица? Оказывается, клест. Правда, он чаще гнездует ранней весной, еще в марте. Но его гнездо с птенцами обнаружить возможно осень, и среди лета, и в трескучий мороз.

В глубоком гнезде не так уж холодно, да и самка греет птенцов. Много шишек на ели — птенцы обеспечены кормом. Отчего и не обзавестись зимой семьей. Ведь главное условие налицо — корм обеспечен. Вот клесты и гнездуют среди зимы: корма хватает, а холод не страшен.

Еловые семена главная зимняя еда не только клестов. Белка, большой пестрый дятел, лесные мыши и полевки — все они кормятся зимой около ели или сосны. Мышь на дерево не залезает, но белки и клесты роняют шишки. Вот и пожива для мышей.

Вон под елью лежат на снегу шишки. Среди них и просто уроненные клестами, и погрызенные белкой, мышами. У каждой из них свои приметы, и, глядя на шишку, валяющуюся под елью на снегу, можно сказать, кто кормился ее семенами. Уронить шишку с дерева могут и клест и белка. Дятел роняет редко, да и его шишки — целые.

Кто уронил шишку? Возьмите ее и рассмотрите. Клест вытаскивает семена из-под чешуи клювом. Он не отрывает чешуек, и все они целы, лишь некоторые отогнуты. Множество чешуек плотно прижато к стержню: клест не успевает обработать всей шишки — она оторвется раньше.

Есть и еще примета у шишек, уроненных клестом: она оторвалась, не выдержав тяжести повисшей на ней птицы. И примерно у половины таких шишек есть остаток веточки, коротенький зеленый хвостик с хвоинками.

Белка шишку отгрызла, и на такой шишке никаких хвоинок не останется: она срезана под основание. По-иному добывала белка и семена из шишки: она отгрызала чешуйки под самый корень. Чем больше успела белка добыть семян, тем меньше осталось на шишке чешуек, тем сильнее оголен ее стержень.

Где грызла белка шишку: на дереве или под деревом? Ведь она могла и подобрать на снегу упавшую шишку. Следы покажут это, а есть и еще примета.

Грызла белка шишку на дереве — на снегу лежит обгрызенный стержень, а чешуйки рассеяны по снегу. Подобрала белка шишку, уроненную клестом, она грызла ее, сидя на пеньке или у комля дерева. И тогда чешуйки и крылышки семян лежат кучкой вблизи стержня.

А вот лежит стержень от шишки и кучка мелких огрызков возле него, только непохоже это что-то на беличью работу. Чешуйки отгрызены далеко от стержня, они словно подстрижены. И в кучке не целые чешуйки, а мелкие кусочки их. Это грызла шишку, добывая семена, полевка.

Между деревьями мелькнула бело-черная птица. На ель прилетел большой пестрый дятел. Присел возле шишки, несколько раз ударил клювом по ее ножке. Зажал шишку в клюве и повис на ней. Оторвал и слетел вниз. Посмотрите, куда он полетел. Далеко не улетит: его «станок» где-нибудь поблизости.

В коре ствола или в верхушке сломавшегося сухого дерева, а то и в высоком пне дятел устраивает станок, он же — кузница: выдалбливает глубокий желобок или ямку. Сюда он и засовывает шишку. Если вблизи много шишек, дятел не один день пользуется своим станком. Тогда на снегу лежат сотни разбитых шишек.

Прилетев к станку, дятел прицепляется к коре. Перекладывает принесенную шишку, а старую, торчащую из станка отшвыривает в сторону. Заколачивает в станок принесенную шишку и начинает разбивать чешуи, вытаскивать семена. Кажется странным, почему дятел поступает именно так. Проще было бы сначала выбросить из станка старую шишку, а потом уже лететь за новой. Но такова уж повадка у дятла.

Найти станок дятла можно и просто по слуху: с небольшими перерывами (полет за новой шишкой) дятел стучит на нем весь короткий зимний день. Найдете — последите за ним, только осторожно, чтобы не спугнуть дятла, не угнать его от станка. Иной раз около станка вертятся и синицы. Дятел сильно бьет клювом по шишке, и часть семян отлетает в сторону, падает в снег. Упавшие семена дятел подбирать не станет, отставит для синичек.

Полетел дятел за новой шишкой — синицы шныряют вокруг станка, дожидаются. Надвинулся вечер, потемнело, дятел отправляется спать в дупло, по соседству со станком. Бывает, и синицы заночуют вблизи станка. Утром они снова подкормятся возле дятла, а мало окажется еды — отправятся искать добычу на ветвях деревьев. Там, в щелках и трещинках коры еда найдется. Тут и забившиеся в трещины коры мелкие гусеницы, и куколки, и яйца насекомых. Их немного, и нелегко синице наесться досыта. Весь день лазает она по ветвям, и все же нередко вечер застает ее полуголодной.

Мало шишек в лесу, и большой пестрый дятел долбит кору, добывает из-под нее личинок короедов. В ином дереве найдутся и жирные личинки дровосеков. Синицы и тут ищут поживы: ворошат упавшие кусочки коры, поглядывают на каждую, попавшую на снег соринку. Нет-нет да и свалится на снег маленькая личинка короеда. А уж если достанется синице большая личинка дровосека, то она скорей-скорей ее в клюв — и на дерево. Потом зажмет в лапках и начнет долбить, рвать на кусочки.

Постучит, постучит дятел, кикнет и полетит на другое дерево. Синицы — за ним. Говорят, что дятел — вожак зимней синичьей стайки. Нет, он совсем не вожак. Синицы летят за ним потому, что около него можно подкормиться. Чаще в синичьей стайке увидишь малого пестрого дятла. Около него синицам поживы мало, да и не они за ним летают, а он за синицами. Должно быть, скучно ему одному, вот и ищет компании.

Улетел дятел, улетели синицы. Не огорчайтесь: оглянитесь, и дело найдется. На снежной поляне видны ямки следов, это следы беляка на рыхлом снегу. Кто не знает, может подумать, что невесть какой зверь тут бродил, а это всего-навсего зайчишка.

Беляк широко раздвигает подбитые густой шерстью лапы, которые не глубоко проваливаются в снег. Однако след оставляют большой. Отталкивается он задними ногами, поэтому передние ямки глубже. Густая шерсть и сильно раздвигающиеся пальцы задних лапок — приспособление к лесной жизни. В лесу снег намного рыхлее, чем в степи, и здесь провалишься глубже. У степного зайца-русака задняя лапка уже, и пальцы на ней так широко не раздвигаются.

Степной заяц — житель открытых мест, а там снег гораздо плотнее, чем в лесу. Пойдите по следу, только не топчите его, идите сбоку. Заяц шел спокойно, короткими прыжками. Вот он остановился, присел, пошел дальше. Поглодал кору молодой осинки, пошел опять. Шаг за шагом вы узнаете обо всем, что делал заяц ночью.

Меж кочками и кустами, меж деревьями виден отчетливо заячий след. Ямки как-то перепутались, не поймешь сразу — куда идет след. Это заяц повернул и пошел в обратную сторону, немножко свернул со следа. Опять потянулся след, снова вздвоил его беляк. Но что это след пропал, где же его сметка. Оказывается заяц совершил далекий прыжок в сторону. Косой так поступает обычно перед тем, как залечь. Отметки — скачки в сторону — это сигнал: лежка близка.

Глядите в оба. Шаг, другой... Хрустнула ветка под ногой, зашуршал задетый куст... Зайца не видно. Где его искать?

Походив вокруг, вы найдете... только не зайца. Под кустом — ямка в снегу, в которой лежал заяц: его лежка. Видимо зайца кто-то вспугнул остался лишь гонный след. Промчится зайчишка и опять где-нибудь заляжет, ведь в снегу его белого не видно, а темные кончики своих ушей прижмет к спине так, чтобы было не видно, заляжет настрожившись.

Близко подошел враг, тут уже не до пряток. Вскочил заяц и помчался во весь дух. Белая шапка-невидимка надета зимой на зайце, поэтому его днем и не видно в снегу, ну а ночью и подавно не разглядеть, если бы беляк лежал.

Ночью заяц кормится, лежа разве найдешь еду, вот и бегает по лесу, ищет... А уж как побежал, — значит, может стать добычей зорких глаз ночных охотников. На бегу филин обязательно на беляка бросится: подсторожит его на «заячьей тропе». Громко заверещит охваченный цепкой когтистой лапой заяц.

Видимый и пахучий след зайца покажет дорогу волку и лисице и даже хорьку. Но пока они доберутся заяц их услышит. Упустили зайца — искать его не стоит: он теперь близко к себе не подпустит. На снегу есть и еще следы, не только заячьи.

Беличий след сразу узнаешь: четыре отпечатка — два впереди, два сзади, потом опять четыре отпечатка. Они не одинаковые: передние длинные — не ямки, а полоски. Это отпечатки длинных задних лапок белки. Задние отпечатки гораздо короче, хотя тоже не круглые. Это оставили следы передние лапки. Как видно, и у белки при прыжках задние лапки обгоняют передние.

Прыжок за прыжком, и белка добралась до пенька. Взобралась на него, посидела, отдохнула, побежала дальше. Порылась в снегу возле березы... Должно быть, ничего не нашла: на снегу пусто. Много по снегу белка не набегает. И правда, у толстой сосны след пропал: белка поднялась на дерево.

Куда она побежала дальше? Ищите. По пороше можно проследить путь белки и по деревьям. Для этого незачем много смотреть вверх, на ветви дерева. Смотрите вниз, на снег, и очень внимательно подмечайте каждую мелочь. Перепрыгивая со ствола дерева белка то отряхнет иней или снег, то сорвет когтями кусочек коры. Осыпавшийся снег или иней, соринки на снегу — все отмечает путь белки. Она быстро прыгает, а следы от ее прыжков остаются внизу, на снегу.

В трескучий мороз разыскивать белку в лесу не стоит. В такие дни она не покидает своего гнезда: свернется клубком, прикроется пушистым хвостом и спит.

Так закончу я свой рассказ о следах на снегу в феврале — последнем зимнем месяце в календаре природы. А дальше... дальше на пороге март этот первый весенний месяц.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!