Размножение рыб

Размножение рыб

В полости тела у самок рыб лежат яичники (их называют также ястыками), содержащие икру. Как правило, ястыков два, и они одинаковы по форме и размерам. Однако речной окунь имеет непарный ястык, а у мойвы левый ястык гораздо крупнее правого. Семенники (молоки) самцов — всегда парные и симметричные органы.

Оплодотворение половых продуктов у большинства рыб наружное, т. е. протекает вне тела родителей. В определенное время года происходит размножение рыб. Половозрелые самцы и самки собираются на местах размножения (нерестилищах), нередко большими стаями; самки мечут икру на грунт, на растительность или прямо в толщу воды.

Многие рыбы во время нереста «играют»: плещутся, быстро плавают. В разгар нереста сазана вода на травянистых полях буквально клокочет. Икринки, выпущенные самкой, быстро плывущей в сопровождении нескольких самцов, прилипают к затопленной растительности, рассеиваясь поодиночке или по несколько штук.

Икринки, выметанные речным окунем, соединены между собою в виде сетчатой ленты — «чулка», повисающей на жесткой растительности.

Тихоокеанская (и беломорская) сельдь мечет клейкую икру на прибрежные морские водоросли. Пескарь, мойва, атлантическая сельдь — на песок; севрюга, осетр, белуга, жерех, шемая — на каменистые россыпи.

Многие рыбы выметывают икру пелагическую, т. е. свободно плавающую в толще воды. Например, волжские, донские и дунайские сельди поднимаются вверх по реке и нерестятся на самом стрежне. Прозрачные икринки быстро разбухают в воде и сносятся течением. На стрежне реки нерестятся чехонь и многие амурские рыбы — толстолобик, верхогляд, белый амур.

Треска, пикша, палтусы мечут пелагическую икру в зоне постоянных морских течений, которыми икринки разносятся в районы будущего нагула молоди.

Количество икринок, выметанных за один сезон размножения, называется плодовитостью рыбы. Как правило, плодовитость выше у крупных, чем у мелких экземпляров одного и того же вида. Например, полуметровая семга мечет около пяти тысяч икринок, а метровая — более двадцати тысяч.

Крупная самка луны-рыбы мечет около 300 млн. икринок. Максимальная плодовитость морской щуки (из семейства тресковых) достигает 20 млн. Далее идут:

  • треска и угорь — около 10 млн.,
  • кефаль (лобан) — 7,5 млн.,
  • белуга и калуга — 4—5 млн.,
  • белокорый палтус — 3,5 млн.,
  • дальневосточная желтоперая камбала — 2,5 млн.,
  • осетр и судак — около 1 млн.,
  • лещ — 500 тыс.,
  • волжская сельдь-залом — 300 тыс.,
  • амурская щука — 150 тыс.,
  • вобла — 140 тыс.,
  • стерлядь — 120 тыс.,
  • ерш — 100 тыс.,
  • пинагор — 50 тыс.,
  • семга — 30 тыс.,
  • хамса — 15 тыс.,
  • мойва — 10 тыс.,
  • байкальская малая голомянка — 1,75 тыс.,
  • горбуша — 1,65 тыс.,
  • горчак — 300 икринок,
  • маслюк — 150,
  • колюшка — 100.

Как видно, самые плодовитые рыбы — не обязательно самые многочисленные. Например, сверх плодовитая луна-рыба встречается в тропических морях редко, единичными экземплярами. Белуга и калуга были сравнительно редкими рыбами даже до начала интенсивного промысла. Белокорый палтус далеко не так многочислен, как мойва, которая образует огромные скопления в арктических морях. Колюшка — массовая, широко распространенная рыбка рек, озер и морских заливов — очень малоплодовита.

Такое плодовитое размножение рыб не должно нас удивлять. Ведь икра луны-рыбы, трески, палтусов, камбал плавает у поверхности моря и становится жертвой многочисленных хищников. Между тем икра средних по плодовитости рыб — сазана, леща, воблы — развивается в затопленных весенним половодьем густых зарослях, которые затем служат укрытием для выклюнувшихся рыбешек. К концу паводка в реку выходят окрепшие, увертливые мальки.

Таким образом, у рыб, нерестящихся на травянистых полях, гибель икры и молоди значительно меньше, чем у рыб, мечущих пелагическую икру в открытом море. Семга и горбуша идут на нерест в верховья рек и мечут икру осенью, незадолго до ледостава. Икра, зарытая в грунт, развивается зимой, когда в пресных водах замерла почти всякая жизнь; лягушки, раки, водяные жуки впали в оцепенение. Икринки семги и горбуши несут большой запас питательного желтка, что обеспечивает выклев довольно крупных рыбешек. Первый период их жизни проходит в реке, где гораздо меньше хищников, чем в море.

Горчак, маслюк и колюшка компенсируют свою ничтожную плодовитость откладкой икры в сравнительно безопасные условия. Горчак откладывает икру прямо внутрь раковины двустворчатого моллюска. Самец колюшки из обрывков водных растений строит настоящее гнездо и зорко стережет отложенную туда икру. В пустой раковине или среди прибрежных камней спрятана икра маленького маслюка; сторожевую службу несут и самец и самка, поочередно обвиваясь вокруг кладки гибким змеевидным телом.

Итак, многие рыбы проявляют заботу о потомстве. Условимся, однако, что это, собственно, такое. «Заботой о потомстве» в широком смысле слова можно назвать все действия рыб-производителей в преднерестовый и нерестовый период.

Например, вобла, поднимаясь весною из Каспия в низовья Волги и нерестуя на травянистых полоях (затопленных лугах), тем самым обеспечивает икре благоприятные условия развития, а выклюнувшимся рыбешкам — возможность успешного откорма и ската в море. Следовательно, размножение рыб, а именно ход воблы в реку, выбор нерестилищ и сам характер отмета икры — все это можно рассматривать как заботу о потомстве.

Но в более тесном смысле слова так называют только действия рыб (или других животных), непосредственно направленные на охрану икринок и молоди (или яиц, птенцов, детенышей). Ведь не назовешь, в самом деле, «заботой о потомстве» повадки кукушки, подбрасывающей яйца в чужие гнезда (хотя таким способом кукушка обеспечивает своим яйцам и птенцам благоприятные возможности выживания и развития).

Наиболее известный, но далеко не единственный среди рыб пример подлинной заботы о потомстве — поведение самца колюшки, сооружающего и охраняющего настоящее гнездо. Подобие «гнезда» устраивает и обыкновенный сом, раздвигая и приминая мягкую растительность на полоях. Отложенная икра прилипает к стенкам «гнезда», а самец остается рядом до вылупления рыбешек. Самцы амурских сомиков выкапывают в мягком прибрежном грунте настоящие норки и охраняют отложенную туда икру.

Как показали детальные наблюдения в низовьях Дона, самец судака, первым прибывая на нерестилище, тщательно очищает от ила корни тростника. Затем появляется самка; выметанная икра гроздьями прилипает к очищенным пучкам корней. Самка уплывает, а самец остается у гнезда, отгоняя всех врагов икры. Он бросается даже на человека и кусает руку острыми «клыками». Будучи все-таки отогнан, самец снова и снова возвращается к гнезду и продолжает охрану.

При сильном сгонном ветре уровень воды в низовьях резко падает, и судак остается почти на сухом месте, но и тогда не покидает гнезда. Он регулярно очищает икру от грязи и ила движениями грудных плавников. Интересно, что в гнездо судака иногда удается отметать икру мелким карповым рыбам, вроде красноперки. «Чужая» икра и выклюнувшиеся из нее рыбешки оказываются в сравнительно безопасных условиях; это несколько напоминает подбрасывание кукушкой яиц в гнезда птиц других видов.

Икра медлительной морской рыбы-пинагора развивается в прибрежной полосе, заботливо охраняемая самцом. Когда при сильном отливе вода отступает, самец поливает икру струйкой воды изо рта и не уплывает, если даже морские птицы выклевывают ему глаза.

Среди рыб встречаются и живородящие. Так, зародыши большинства акул, снабженные большим запасом желтка, развиваются в полости тела самки, а потому не подвергаются опасности быть съеденными морскими хищниками. Как правило, акула выметывает всего несколько десятков детенышей.

Большинство живородящих рыб вообще отличаются малой плодовитостью. Например, тропические рыбки, разводимые любителями в аквариумах — гамбузия, пецилия, гуппи, меченосец, — выметывают по нескольку десятков мальков. Из живородящих рыб очень плодовит только морской окунь: крупная самка мечет сотни тысяч крошечных личинок.

Слово «личинка» употреблено не случайно. Рыбка, только что выклюнувшаяся из икринки, совершенно не похожа на взрослую. Развитие личинки в первые дни идет за счет питательного желтка.

Личинки трески, камбалы, волжско-каспийских сельдей пассивно «дрейфуют» по течению; личинки речного окуня и судака, осетра и севрюги с первых же часов после вылупления стремятся всплыть вверх, извиваясь всем телом; личинки леща и сазана неподвижно висят на растительности, приклеившись головным концом. По мере рассасывания желтка личинка развивается, растет и постепенно превращается в малька.

На размножение рыб разных видов огромное влияние оказывает половозрелость, которую рыбы достигают в неодинаковом возрасте. Например:

  • горбуша через полтора года после вылупления из икринки,
  • колюшка и хамса — на первом году жизни,
  • белуга и калуга — в возрасте 15—16 лет,
  • палтусы — в возрасте около 10 лет.

Таким образом, малая плодовитость отчасти компенсируется ранним созреванием. Самцы обычно созревают несколько раньше самок. Так, наименьший возраст самцов белуги, идущих на нерест в Волгу, 12 лет, самок — 15 лет. В Куре не встретишь половозрелых самцов белуги моложе 13 лет и самок моложе 18 лет.

В Баренцевом море самцы трески достигают половозрелости в возрасте не менее 6, а самки — не менее 8 лет. Рыба одного и того же вида в разных районах становится половозрелой не в одинаковом возрасте. Так, на севере Европы возраст созревания плотвы 5—6 лет, в средних широтах — 4—5 лет, на юге — 3 года.

В одном и том же водоеме быстро растущие экземпляры становятся половозрелыми на год-два раньше, чем медленно растущие. Другими словами, рыба достигает половозрелости при определенной длине, характерной для данного вида. Экземпляры, обогнавшие своих ровесников в росте, раньше и созревают.

Половозрелая рыба, как правило, нерестует ежегодно, с каждым годом выметывая больше икринок. У самых старых рыб деятельность желез постепенно прекращается. Например, атлантическая сельдь участвует в нересте обычно с пятилетнего до пятнадцатилетнего возраста. Самка трески Баренцева моря, впервые выметав икру в возрасте восьми лет, может в дальнейшем нерестовать ежегодно до возраста 16—18 лет, в целом произведя более 50 млн. икринок.

В промысловых уловах иногда попадаются очень крупные экземпляры трески (длиною до полутора метров), уже не имеющие ни икры, ни молока. Встречаются бесплодные, заплывшие жиром и почти прекратившие рост лещи, сазаны, щуки, белуги. Впрочем, в водоемах, усиленно облавливаемых, такие рыбы редки.

Для некоторых видов характерен не ежегодный нерест. Например, семга во время хода на икрометание по бурным, порожистым рекам ничем не питается и расходует очень много сил. После нереста истощенная семга (лох) скатывается в море, где проводит весь следующий год, усиленно откармливаясь. На повторный нерест она пойдет только спустя два года. У белуги между икрометаниями иногда проходит несколько лет.

Зато многие тропические рыбы нерестятся несколько раз в год (причем сохраняют этот ритм размножения и в аквариуме). Рыбы средних широт, икромечущие один раз в году, в тропиках могут нереститься чаще (например, сазан). Рыбы некоторых видов, например дальневосточные лососи, после первого нереста погибают. Поголовная после нерестовая смертность характерна и для каспийской миноги.

У многих рыб самцы и самки различаются внешним обликом и размерами. Обычно самка больше самца того же возраста, но у многих рыб, у которых самец охраняет икру, он крупнее самки, например у обыкновенного сома и амурских сомиков-косаток. Самцы маленькой байкальской рыбки желтокрылки превосходят самок величиной грудных плавников; самцы живородящих рыб (многих акул, морского окуня, гамбузии) внешне отличаются от самок совокупительными придатками.

Иногда различия между самцами и самками появляются только в преднерестовый и нерестовый период. Так, у самца горбуши вырастает «горб», меняется окраска, увеличиваются и искривляются челюсти. Самцы мойвы приобретают характерные мягкие валики на боках. У самцов леща, воблы, сазана на туловище и голове появляются острые шипики (у самок они встречаются гораздо реже).

Размножение рыб разных видов нередко происходит одновременно на одних и тех же нерестилищах, а это ведет к появлению гибридных экземпляров. Например, после оплодотворения икры леща молоками воблы развивается рыба с промежуточными признаками, получившая от волжских рыбаков название «вся-рыба». Нередок также «краснопер» — гибрид между жерехом и язем.

Учеными, рыбоводами, селекционерами получены гибриды между карпом и карасем, стерлядью и белугой, унаследовавшие самые ценные качества родительских видов.

С целью расселения рыб широко практикуется перевозка развивающейся икры. Миллионы икринок, надежно и компактно упакованных, нетрудно доставить на любое расстояние почти без отхода и с небольшими затратами. При этом исключен завоз паразитов (которые могли бы оказаться во взрослой рыбе, переброшенной в новый водоем). За последние десятилетия множество ценных промысловых рыб справили «новоселье» в реках, озерах и морях нашей страны.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!