Удивительная рыболовная снасть тюкалка

Удивительный рыболов

Утренний клев окуней постепенно спадает.

В тесном ведре вспыхивают оранжевые плавники: окуни в неволе бунтуют.

Удочки смотаны. Большое утреннее солнце заглянуло в тенистый омут. И сразу вода в нем стала золотистой. На дне уже заметны контуры больших камней.

Если пристально вглядеться, можно увидеть и темно-коричневую, с янтарными пятнышками, щуку, а затем на этом месте клубочек глинистой мути. Щука стрельнула, на миг оставив в воде едва уловимый трассирующий след.

В любую погоду приятно возвращаться с ведром, наполненным крупными окунями. А в такое чудесное ясное утро не пройдешь мимо плеса, в глубине которого, метрах в двух от поверхности, лежат, словно дымчатые плашки, стаи голавлей. Смотришь — и досадуешь. На голавлей — за их обостренную осторожность. На себя — за то, что в арсенале твоих рыболовных соблазнов нет еще такого, который помог бы обмануть эту осторожную рыбу.

В том месте плеса, что блестит под обрывом, на котором я стою, не так уж трудно пересчитать поголовье дымчатых рыб: они застыли и кажутся неживыми. Но стоит спуститься к воде, и голавлей как не бывало!

Мои размышления прервал резкий всплеск. Я взглянула на середину реки и замерла от удивления: по поверхности воды, поблескивая тусклым серебром, быстро двигалась очень крупная рыбина. Ее тянула короткая леска, прикрепленная к шнуру, перекинутому над водой от одного берега к другому. Вот этот-то шнур с леской и подтягивала к берегу чья-то невидимая рука...

Обогнув прибрежные кусты, я увидела на мысочке самого изобретателя диковинной снасти — пожилого рыболова в широкополой зеленой шляпе, вышитой рубахе и в тапочках на босу ногу. Этот удивительный любитель рыболов подхватил подсачком голавля, снял его с малюсенькой жерлички и положил в высокую лубяную корзину.

Мы познакомились.

Известно, что во время уженья рыболовы не отличаются особой общительностью. Наоборот, многие предпочитают удить рыбу в одиночку, отыскивая для этого самые скрытные места. И уж, конечно, ни за что не посвятят постороннего человека в секреты своего мастерства.

Причина этого вовсе не в том, что удильщики боятся, как бы их не «сглазили». Уженье — своего рода священнодействие! Оно требует уединения, полной сосредоточенности и даже самозабвенья. Никто и ничто не должно отвлекать рыболова от этой нежной и страстной «молитвы».

— Не буду мешать, — сказала я, торопясь. — Скажите только, как устроена ваша рыболовная снасть?

Рыболов погладил пушистые усы и с необычным гостеприимством пригласил меня поближе.

— Я ее называю тюкалкой, — ответил он, улыбнувшись. — А другие величают телефоном или перекидкой... Но ни то, ни другое не объясняет главного. Тюкалка, вот это да!

Подумав, он добавил:

— Встаньте туда, под кустик, и вы увидите, что это за штука...

Стоя под кустом, я с жадным вниманием следила за каждым движением нового знакомого. Вот он достал из сачка, каким ребятишки ловят бабочек, большую рыжую стрекозу. В один прием вонзив в ее спинку якорьки малюсенькой тройняшки, потянул за шнур. Коротенькая леска, на крючке которой парила стрекоза, поехала, словно по подвесной дороге, на середину плеса.

В противоположный берег и в мыс, где находился удильщик, были воткнуты шестики с катушками-блоками на концах. По ним передвигался шнур с леской, создавая полную иллюзию полета стрекозы. В нужный момент удильщик спускал шнур, и тогда стрекоза садилась, тюкая, на глянцевитую воду. Натягивался шнур — и стрекоза, словно вспорхнув, снова летела, то касаясь воды, то поднимаясь.

В одно из таких приводнений стрекозу схватил брусковатый дымчатый голавль. Был он так смел и, видимо, жаден, что даже не дал стрекозе присесть, а схватил ее в тот момент, когда она, замедлив «полет», «выбирала» место для посадки.

Рыболов мастерски подсек голавля, и он, тяжело плеснувшись, послушно пошел на короткой лесе к берегу. Эта покорность умной сильной рыбины, так ловко околдованной неутомимым удильщиком, казалась сама собою разумеющейся, да и всё было похоже больше на игру — восхитительную, захватывающую, меньше всего напоминавшую обычное уженье.

Я возвращалась домой. Перед глазами всё стоял мой новый знакомый — удивительный любитель рыболов, общительный и веселый человек в большой зеленой шляпе. Мягко улыбаясь, он трогал свои пышные усы и все повторял: «Тюкалка, моя рыболовная снасть тюкалка»...

И мне было так хорошо, словно и я несла домой добрую пригоршню рыбацкой мудрости и счастья!

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!