Водные животные их органы чувств и поведение

Водные животныеВы задумывались когда-нибудь как рыбы видят и слышат? Различают ли цвета? Чувствуют ли запах и вкус пищи? Подобные вопросы нередко заинтересовывают любознательных людей, а у рыбаков вызывают горячие споры.

В самом деле, может ли рыба воспринимать, например, запахи? Задайте этот вопрос своим товарищам и в большинстве случаев вы получите отрицательный ответ. Мой личный опыт подсказывает, что если втянуть в нос воду, то, кроме неприятного ощущения удушья, ничего не почувствуешь.

Но ведь и другие водные животные — рыбы не захлебываются, не задыхаются в родной среде! Почему бы им не улавливать запахи? Ведь что такое обоняние? Способность ощущать при помощи специального органа ничтожные примеси определенных веществ, распыленных в окружающей среде.

Из повседневной жизни мы знаем, что растворимое вещество постепенно распространяется в воде, даже в стоячей, спокойной. Если в стакан чаю положить кусок сахара, то и без помешивания ложечкой чай во всех слоях станет со временем одинаково сладким. Бросив в миску с водой кристаллики марганцовки, легко проследить, как вода постепенно окрасится в розовый цвет. Правда, эти процессы довольно медленны.

Однако в естественных водоемах никогда не прекращаются течения, волны, вертикальный водообмен — все это ускоряет распространение растворенных и взвешенных веществ.

Обонятельные отверстия расположены у хрящевых рыб (акул, скатов) на нижней стороне головы, а у костных рыб — на верхней, впереди глаз. Эти отверстия часто называют «ноздрями», хотя они имеют мало общего с наружными носовыми ходами у человека. «Ноздри» рыб — не сквозные ходы, а неглубокие ямки (капсулы) со складчатым дном, устланным окончаниями обонятельного нерва. Только у двоякодышащих рыб, вообще во многом сходных с наземными позвоночными, ноздри, как и у человека, сообщаются с полостью рта.

Когда в обонятельные капсулы рыб поступает вода, содержащая примеси или растворенные вещества, водные животные чувствует определенный запах. Акула быстро отыскивает мясо, зарытое в песок, но не может этого сделать, если ее обонятельные ямки заткнуты ватой. Ослепленный налим находит крошечный кусочек дождевого червя, помещенный на расстоянии 30 см, но после затыкания обонятельных отверстий не чувствует пахучей пищи, лежащей всего в нескольких сантиметрах ото рта.

Хищные рыбы, нападающие на крупную добычу — например, пилозубы, акулы,— быстро сплываются туда, где в воду попала кровь. Это наблюдал, например, Т. Хейердал во время плавания на плоту «Кон-Тики». Очень точно и правдиво описано нападение акул на добычу в замечательной повести Э. Хемингуэя «Старик и море».

Рыболовы-любители знают, что при ужении плотвы, леща, язя, сазана полезно подмешивать в насадку (хлебный шарик) немного конопляного, льняного, анисового или подсолнечного масла. В прошлом столетии эти продукты перевозились на деревянных баржах, и просачивание масла в воду было неизбежным. Нередко баржу сопровождали целые стаи рыб. Местные рыбаки платили значительную сумму за кратковременную остановку такой баржи.

В Баренцевом море поморы издавна промышляли акул на крючки с насадкой из тюленьего мяса. Для привлечения акул к месту лова использовалось «лайно» — комок тряпок, пропитанных жареным тюленьим жиром или кровью.

Давно замечено, что семга всегда идет на нерест в ту самую реку, где много лет назад выклюнулась из икринки. Истребив семгу в какой-либо реке, не следует надеяться на заход семги из соседних рек. С другой стороны, выпуск мальков, выращенных на рыбоводных пунктах, увеличит заходы взрослой семги именно в эту реку (а не в соседние, которые протекают, допустим, в труднодоступной местности или на зарубежной территории).

Однако каким же образом водные животные отыскивают путь в родную реку, даже в определенный ее приток, хотя он как будто ничем не отличается от остальных? Над тихоокеанскими лососями, близкими к семге по образу жизни, неоднократно проделывали следующий опыт.

В притоке крупной реки отлавливали рыб, идущих на нерест, перевозили их в низовья реки, к самому взморью, метили и выпускали. Через некоторое время эти экземпляры вторично попадали в орудия лова в том же самом притоке, где были пойманы в первый раз: значит, они повторили весь путь от устья до верховьев.

Однако при затыкании обонятельных отверстий меченые лососи поворачивали в другие притоки и не возвращались к месту первоначальной поимки. Следовательно, путь к нерестилищу проходные рыбы отыскивают при помощи обоняния. Ведь вода в речках далеко не одинакова! Одна река, допустим, протекает по болотистой местности и несет кисловатую, ржавую воду; другая течет по торфянику, третья — через заросли камыша, четвертая — по подзолистой или глинистой почве, богатой родниками.

Рыба обладает своеобразной «химической памятью» и безошибочно выбирает именно тот приток, где когда-то впервые увидела свет.

Тонкость обоняния рыб поразительна. Например, угорь распознает некоторые органические вещества при их разбавлении в 1020 раз, то есть когда в обонятельную капсулу одновременно попадают всего 2—3 молекулы вещества. Такому обонянию могла бы позавидовать собака-ищейка!

Многие запахи отпугивают рыб. Например, дрифтерные сети, пропитанные мазутом или соляркой, принесут гораздо меньший улов, чем совершенно чистые. Так, зимой 1966/67 г. средний рыболовный траулер «Кольма» вел дрифтерный промысел сельди в Норвежском море. Канат, на который вяжутся сети (вожак) был испачкан мазутом, и целый месяц моряки трудились впустую, хотя соседние суда промышляли отлично. И только когда вожак был заменен, удалось наверстать упущенное.

Почти все водные животные, кроме некоторых глубоководных и пещерных, обладают хорошим зрением. Каждый глаз имеет свое поле зрения, а оба глаза вместе охватывают значительный сектор обзора — около 270°, то есть рыба видит не только предметы, находящиеся впереди и по сторонам, но и наискосок сзади. Впрочем, существуют глубоководные рыбы с очень крупными, близко посаженными глазами; оптические оси таких глаз приблизительно параллельны, а секторы обзора почти совпадают.

Примерно та же особенность зрения свойственна камбаловым рыбам. Глазной хрусталик у рыбы — не линзообразное тело, как у человека, а почти правильный шарик, неспособный уплощаться. Фокусное расстояние регулируется выдвиганием и втягиванием хрусталика (такой принцип используется в фотоаппаратах с раздвижной «гармошкой»).

Достаточно крупный объект рыба может видеть с любого расстояния. Так, некоторые пресноводные рыбы при своих передвижениях ориентируются по солнцу, а когда оно скрывается за облаками, теряют способность выбирать нужное направление. Однако под водой, в связи с ее сравнительно небольшой прозрачностью, рыбы обычно видят на расстоянии не более 10—15 м. При ловле на спиннинг или на дорожку следует протаскивать блесну не дальше 5—8 м от предполагаемого местонахождения хищной рыбы.

Рыба так же отчетливо видит надводный мир, как человек с берега видит мир подводный. Но рыбе, вытащенной из воды, все окружающее кажется неясным, расплывчатым, как человеку, погрузившемуся под воду без специальных очков. Впрочем, существует тропическая рыбка (которую так и называют «четырехглазка»), обычно плавающая у самой поверхности, так что верхняя половина каждого глаза находится над водой, а нижняя — под водой, причем рыба одновременно видит все, что происходит в водной и воздушной среде. Не правда ли, такие глаза напоминают очки, стекла которых составлены из верхней и нижней половинок с различной кривизной?

Подвижными веками обладают только некоторые акулы; глаза всех остальных рыб всегда «открыты», даже во время сна. Кстати сказать, сон так же необходим рыбам, как и другим позвоночным животным. Рыбы, охотящиеся ночью, спят обычно днем (например, сом, угорь, треска, налим); рыбы, деятельные в дневные часы, спят ночью (килька, жерех, гольян, амурский желтощек).

Различают ли водные животные цвета? Для решения этого вопроса, практически очень важного, был использован метод условных рефлексов, разработанный И. П. Павловым. Сущность метода такова. Какое-либо животное, допустим собаку, кормят при одновременном воздействии другого внешнего раздражителя, например тихого звонка. После нескольких сеансов у собаки начинает выделяться слюна как только зазвенит звонок, хотя никакой пищи в этот момент не было. Следовательно, у собаки появился условный рефлекс (слюноотделение) на звонок.

Условные рефлексы вырабатываются и у рыб. Подопытным рыбам предлагалась пища на подносиках, окрашенных в разные цвета. С зеленого подносика рыбы могли брать пищу беспрепятственно, а при попытке взять ее с красного подносика получали слабый электрический удар. Вскоре рыбы стали выбирать только зеленый подносик, даже если его меняли местами с красным.

После многочисленных экспериментов стало бесспорным: рыбы многих видов различают примерно те же цвета, что и человек, а в правой части спектра даже более тонкие оттенки голубого, синего, фиолетового цветов. Рыбы зрительно воспринимают даже ультрафиолетовые лучи, которые для нас с вами невидимы.

В силу того, что рыбы различают цвета, для успеха промысла весьма полезно окрашивание плавных сетей, лучше всего в синеватые или зеленоватые тона — под цвет толщи воды в верхних горизонтах моря. Хорошие уловы приносят иногда и сети, окрашенные в так называемые дополнительные цвета — оранжевый или красный. Ведь в зеленоватом свете все красные предметы кажутся бесцветными, трудно различимыми. Не случайно, многие водные животные, обитатели умеренных глубин, обладают красноватой расцветкой (морские окуни, креветки, крабы, актинии, морские звезды и др.).

При ловле рыбы на свет включение красных и синих ламп неодинаково отражается на поведении косяка — еще одно доказательство способности рыб различать цвета. Однако следует помнить, что существуют два принципиально различных типа реакции рыбы на свет:

  • 1. На рыбу может влиять рассеянный свет, например солнечный или лунный; его источника рыба не видит, а реагирует лишь на степень освещенности водной толщи (ближе к поверхности освещенность сильнее, глубже — слабее). Суточные вертикальные миграции рыб и других водных животных регулируются именно колебаниями освещенности, причем при нарастании освещенности рыба, как правило, уходит вглубь.
  • 2. Рыба может реагировать на какой-либо светильник, например лампу, находящийся в воде или над самой водой. К такому источнику света воспринимаемому как отчетливо видимая светящаяся точка, некоторые рыбы устремляются массами, словно ночные бабочки на огонь. Эта реакция и лежит в основе промыслового лова каспийской кильки, черноморской ставриды, тихоокеанской сайры. Рыба, находящаяся у самой поверхности может воспринимать и солнце как светящуюся точку; некоторые озерные рыбы, в ясную погоду ориентируются по солнцу. Проникая глубже, солнечный или лунный свет рассеивается, так что его источник рыбе не виден, и она воспринимает лишь степень освещенности водной среды.

Способность рыб слышать долго оспаривалась специалистами, не находившими у рыб органа слуха, подобного внутреннему уху наземных позвоночных. Между тем промысловики и рыболовы-любители никогда не сомневались в том, что рыба пугается шума. Правда, в пользу такого мнения подчас приводятся не вполне убедительные доводы. Рыбу можно распугать, бросив в воду камень; значит ли это, что рыба реагировала именно на звук, вызванный ударом камня о поверхность?

А может быть, рыбу достигли и побеспокоили волны, разбегающиеся в стороны и вглубь после падения камня? Ведь даже абсолютно глухой человек чувствует вибрацию здания, мимо которого проехал тяжелый грузовик. Между звуком и разбегающимися по воде волнами много принципиальных физических различий. Например, звук распространяется в водной среде со скоростью около 1,5 км/сек, волны — в сотни раз медленнее.

Слухом следует называть способность к восприятию колебаний только вполне определенной (звуковой) частоты, которые распространяются в упругой среде (например, в воде или воздухе). Колебания с частотою 20 тыс/сек (20 килогерц) и более не улавливаются слухом человека и относятся к ультразвуковым. Колебания с частотою менее 16 в секунду могут восприниматься лишь как простое сотрясение.

Пользуясь методом условных рефлексов, удалось выработать у рыб реакции на звук различной высоты и тембра. Некоторые водные животные проявляют врожденную реакцию на определенные звуки: например, южно-американский сомик пугается высокого свиста. Обыкновенного сома волжские и донские рыбаки издавна ловят на «квок». Из мягкого дерева вырезается нечто вроде чашки; при ударе о поверхность воды этот инструмент (квок) издает характерный чмокающий звук, привлекающий сомов.

Если квок сделан неудачно и хлопанье по воде не вызывает характерного чмоканья, сомы не появляются. Следовательно, они реагируют именно на звук, а не на волны, медленно разбегающиеся по воде. Почему сомов привлекает этот звук, не вполне ясно — может быть, из-за сходства с кваканьем лягушки (отсюда и название «квок»)? Важно лишь подчеркнуть, что положительная реакция рыбы на определенный звук может использоваться в практических целях.

Животные, имеющие слух, обычно имеют и голос. Ведь только одновременное обладание и голосом, и слухом позволяет обмениваться звуковыми сигналами с другими животными того же вида.

Многие рыбы имеют характерный «голос», и выражение «нем как рыба» нельзя признать правильным. Так, морской петух получил свое имя за громкие звуки, напоминающие шум на птичьем дворе. Название этой рыбы на всех европейских языках происходит от слов «кудахтать», «ворчать» или «скрипеть». Свой голос, слышный даже над поверхностью воды, морской петух издает при помощи плавательного пузыря, вибрирующего под действием особых мускулов. У мелких экземпляров голос выше, чем у крупных; это вполне понятно, так как укорочение любого вибратора — например, звучащей струны — ведет к повышению тона. Тем же способом подает звуковые сигналы черноморский горбыль, которого местные рыбаки так и называют «тарахтун».

Некоторые водные животные издают щелканье, треск, скрежет с помощью глоточных или челюстных зубов, жаберных крышек, жестких лучей в плавниках. Звуки, издаваемые рыбами, обратили на себя особое внимание в годы второй мировой войны при попытках обнаружить вражеские подводные лодки по шуму моторов. В ряде случаев этот шум перекрывался многоголосым хором живых обитателей моря.

Рыбы разных видов испускают звуки частотой от 100 до 3000 герц (колебаний в секунду). «Голос» рыбы, записанный на ленту магнитофона, можно воспроизвести под водой. В таких случаях рыба иногда собирается у транслирующего аппарата, что, может быть, удастся использовать в практических целях.

Промысловики нередко задумываются над вопросом: ощущает ли рыба ультразвуковые колебания, испускаемые поисковыми приборами, например эхолотом? На мурманском траловом флоте такие приборы начали особенно широко применяться для поиска рыбных скоплений в 1953 г., что как раз совпало с не успехами промысла. Возникло предположение: а не распугивает ли рыбу эхолот? Чтобы это проверить, были проведены наблюдения из подводной камеры (гидростата).

Заметив рыбу — одиночную или стайную, плывущую или лежащую на дне — наблюдатель по телефону передавал на борт корабля приказание включить эхолот, затем выключить, снова включить... Ни одна рыба не реагировала ни на включение, ни на выключение, ни на постоянную работу эхолота. Возможно, рыба воспринимает ультразвук, но лишь как совершенно безразличное явление (подобно тому, как мы не обращаем внимания на тиканье комнатных часов). Судя по отдельным сообщениям, только некоторые акулы положительно реагируют на ультразвук, собираясь у его источника. Подобная реакция не лишена практического интереса.

Водные животные способны ощущать вкус пищи, различать сладкое, соленое, кислое и горькое примерно так же, как человек. У рыб, имеющих усы, например у сома, окончания вкусового нерва расположены не только в полости рта, но и на концах усов. Такие рыбы могут ощущать вкус пищи, еще не попавшей в рот.

Осязание у рыб развито достаточно хорошо. Морской налим и гурами имеют нитевидные, очень длинные брюшные плавники, позволяющие на большом расстоянии ощупывать грунт или подводную растительность. У морского петуха таково же значение трех передних лучей грудного плавника, не связанных с остальными общей перепонкой.

На боках тела у многих рыб хорошо заметна продольная линия. Чешуйки, расположенные на ней, пронизаны сквозными порами, которые ведут в подкожный канал, устланный чувствительными нервными окончаниями. Подкожные каналы расположены не только на теле, но и на голове рыбы; все они соединены между собой, образуя систему органов боковой линии. Благодаря им рыба способна воспринимать токи и колебания воды, вызванные добычей, хищником, движущимся судном или орудием лова.

Ослепленная хищная рыба бросается на карандаш, если его опустить в аквариум и трясти, колебля воду. На этой реакции основан своеобразный способ лова (поддев). В воду опускается свинцовый грузик вместе с крючком без какой бы то ни было насадки. Рыбак ритмично подтягивает и опускает лесу, и рыба (например, треска), стремясь схватить трепыхающуюся «добычу», цепляется за крючок.

Человек, попавший в море, своими движениями колеблет воду и может привлечь акул. Поэтому вполне логична следующая рекомендация одного зарубежного ученого: «В случае нападения акулы необходимо оставаться спокойным». Впрочем, ученый сразу же добавляет: «Это средство легче предложить, чем исполнить».

Благодаря органам боковой линии рыба не натыкается на препятствия даже в мутной воде или при полном отсутствии света, или ослепленная. Впереди плывущей рыбы бегут волны, отражаются от подводных предметов и, возвратившись к рыбе, воспринимаются ею.

У сельди нет боковой линии; органы, ощущающие токи и колебания воды, расположены только на голове. У колюшки и верховки боковая линия занимает лишь очень небольшой участок сразу же за головой. Все эти рыбы — обитатели верхних слоев, отыскивающие и преследующие добычу главным образом при помощи зрения.

Глубину своего погружения — точнее, давление воды — рыба ощущает при помощи плавательного пузыря. Когда рыба опускается глубже, внешнее давление растет, плавательный пузырь сжимается, и это воспринимают многочисленные нервные окончания, расположенные в его упругих стенках. После несложной хирургической операции в плавательный пузырь подопытной рыбы можно ввести дополнительную порцию газа. Рыба воспринимает это как погружение вглубь (ведь давление газа в пузыре увеличилось!) и немедленно начинает плавательные движения, способствующие всплытию.

Напротив, откачка газа из плавательного пузыря побуждает подопытную рыбу к активному погружению. Стремление удерживаться на определенной глубине так же характерно для рыбы, как, скажем, противодействие сносу течением в реке или ручье. Эхолот нередко регистрирует рыбные скопления, придерживающиеся  строго одинакового горизонта. В таких случаях, ведя промысловое судно в сторону меньшей глубины, нередко удается найти место, где рыба держится у самого грунта; там возможен успешный траловый лов.

Таким образом, если сравнивать органы рыбы с устройствами корабля плавательный пузырь следует уподобить не механизму в машинном отделении, а прибору в штурманской рубке — вроде глубомера подводной лодки. Выражаясь специальным языком — плавательный пузырь не эффектор, а рецептор.

Способностью ощущать подводные волны и давление воды рыба превосходит всех остальных водных животных. Никто из них не может сравниться с рыбой и в тонкости восприятий температуры. Смешивая холодную и горячую воду в нескольких стаканах и поочередно опуская в них палец, попробуйте-ка установить, какую разность температуры вы улавливаете. Вряд ли вам удастся безошибочно определить, в каком стакане вода теплее, если температура будет различаться на 1—2° С. А рыба чувствует изменения температуры всего в несколько сотых градуса! Нелегко сконструировать термометр, обладающий подобной точностью.

Для каждого вида рыбы характерен определенный диапазон предпочитаемой температуры, различный у старых и молодых экземпляров. Реакция рыбы на температуру меняется и по сезонам. Например, треска Баренцева моря в период зимовки встречается при температуре не ниже +2° С, а во время летне-осеннего откорма — и при нулевой температуре. Там, где создается резкий температурный перепад (градиент), рыба часто задерживается и накапливается.

Внезапные колебания температуры воды могут оказаться для рыб смертельными. Например, в марте 1882 г. резкое похолодание моря у Атлантического побережья США вызвало массовую гибель ценного промыслового вида — хамелеоноголова, так что обширный район океана был сплошь покрыт мертвой рыбой. В 1958 г. в Датском проливе наблюдалась массовая гибель морского окуня.

Исключая подобные случаи, надо признать, что, в общем, рыба способна существовать при гораздо большем диапазоне температуры, чем тот, при котором обычно встречается в природе. Подопытные рыбы в аквариуме прекрасно переносят температуру, которая никогда не наблюдается в местах их обитания. Следовательно, свободно живущая рыба придерживается районов с определенной температурой вовсе не потому, что не в состоянии перенести никакой иной. Скорее температура играет роль ориентира, помогающего рыбе своевременно переходить на места откорма, зимовки, размножения.

Точно так же вертикальные миграции четко регулируются освещенностью моря, хотя незначительные изменения дозировки света сами по себе не имеют для рыбы жизненно важного значения. А ничтожные примеси растворенных веществ направляют проходных рыб в строго определенную реку.

В заключение — несколько слов о воздействии на рыбу электричества. Сильное электрическое поле, создавшееся между двумя электродами, отпугивает рыб. На реках близ гидроэлектростанции иногда устанавливают электрозаградители, направляющие рыб к обводным каналам (рыбоходам) или рыбоподъемникам, чтобы мигрирующая рыба могла попасть выше плотины и продолжить путь к нерестилищам. Электрозаградители успешно использовались для борьбы с морской миногой, проникшей в Великие озера Северной Америки и наносившей большой ущерб рыбному хозяйству.

Водные животные, попавшие в слабое электрическое поле (когда разность потенциалов равна нескольким вольтам на метр), обычно плывут к аноду. Таким образом, применение электрического тока позволяет собрать рыб в определенную зону, чтобы затем обметать кошельковым неводом или извлечь рыбососом.

Очень сильный электрический ток, пропущенный через тело рыбы, парализует ее. В морском рыболовстве нашли применение электроудочки — например, при промысле тунцов. Как только тунец берет на электроудочку, автоматически включается генератор тока, и самые крупные экземпляры становятся легкой добычей.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!