Как ястреб тетеревятник ошибся в последний раз

Вода холодная

Прошлым летом, — рассказывал рыбак Иван Касьянович, — брел я по берегу Белого Июса — с рыбалки возвращался. Рыбы наловил много — одних только хариусов пуда полтора в котомку положил, а там еще налимы были, да линьки, да мелочь разная. В общем, весь мой улов наверняка этак пуда два у меня весил, не меньше.

Тяжело мне было с таким грузом: лямки у мешка тонкие, плечи режут, а тут еще, как назло, день жаркий выдался, — сверху печет, снизу парит, и ветерка никакого. Измучился крепко я и решил искупаться.

А вода холодная, горная в Июсе. И течение шальное — быка с ног свалит. Купаться можно только в заводях. Там дурной быстрины нет и обычно вода потеплее: успевает на солнце прогреться. Хорошая вода, прозрачная, будто хрусталь живой! На дне камешки, все листики пересчитать можно. Славная водица — не хочешь, да искупаешься! Но беда — заводей таких на Июсе маловато: я, пожалуй, часа два шагал, пока наконец добрался до одной.

Отличная заводь: берег пологий и глубина — нырять можно. На дне ни коряг, ни камней острых, одна только галька мелкая.

Галька мелкая

Ну, сел я на траву под кустик, котомку с плеч сбросил, стал разуваться. И тут меня такая усталость взяла, что повалился я наземь и мигом уснул, даже сапог один не успел снять.

Много ли, мало ли спал, не знаю. Только когда проснулся, солнце уже в самый зенит вошло. Протер я глаза, потянулся сладко и вдруг слышу, будто на реке кто-то булькает.

Приподнялся, обвел взглядом заводь и вижу: из воды чья то морда торчит. Присмотрелся — выдра! Морда у нее плоская, усатая. Замер я, затаился: любопытно стало, что она тут делает. А она ушла вглубь, погуляла там, как рыбина, и снова всплыла и морду опять высунула. Лапы у нее короткие, с перепонками, а хвост длинный и толстый, как полено. Сама тугая вся, гибкая, и шерсть на лбу лоснится.

Постояла она, подержалась на месте — и вдруг прыг из воды прямо на камень! Камень тот широченный, гладкий и боками покатый. Она забралась на его вершину, огляделась по сторонам да как сиганет по нему на брюхе — и в воду головой бульк!.. Совсем как мальчишка с ледяной горки! Я даже рассмеялся.

А она опять, гляжу, на камень залезла и снова тот же фортель выкинула. Так раз пять повторила и застыла в воде, будто засмотрелась на что-то. Рыбу, что ли, думаю, выслеживает? Лапками чуть-чуть шевелит, хвостом слегка поводит, а из воды спинка торчит и шерсть серебром поблескивает. Ну прямо выдра красавица!

Любуюсь ею, а сам думаю: «Эх, жалко, рядом нет никого! Был бы кто, подивились бы вместе!» Так уж человек устроен: всегда ему радостью поделиться хочется. Любуюсь я, и вдруг... Что это?! Ястреб тетеревятник!

Ястреб тетеревятник

Как звезда падучая, хлоп с неба и всадил когти в выдру, рванул ее кверху, в темя ударил... Да слаб оказался. Выдра вспенила воду и вглубь пошла, а с ней и разбойник: видать, когти его в шкуру крепко вцепились.

А выдра и давай его таскать под водой. Мне хорошо ее видно. Носится с ним от берега к берегу, изгибается, переворачивается — хочет сбросить его со спины. А он уже готов: и крылья, и шея с головой, и хвост — все перепуталось и волочится, как ком лохмотьев, а когти хищника никак не разжимаются! Засели! Намертво засели!

Долго ли, нет ли носилась так выдра, сказать не могу: не о том тогда думал, помочь ей хотел. А как ей поможешь? Никак.

Гляжу, а выдра уже на берег выбралась, и ястреб тетеревятник за ней волочится, как сума переметная. Остановилась она, перевела дух, затем как схватит зубами ястреба да как дернет его — он и отвалился. Она мотнула головой и швырнула его в воду: плыви, мол, разбойник, подальше от моей заводи! И принялась зализывать на спине раны.

Пока я следил за ней да за ее проделками, у меня разутая нога траву продавила и на сук наткнулась. Больно мне стало, переступил я и спугнул выдру. Метнулась она в воду и пропала.

Я разделся, выкупался и ястреба выловил: посмотреть на него захотелось. Уж очень мудреным он мне показался: ястреб тетеревятник, а на такого зверя кинулся. Ненормальный, думаю, какой, что ли?

Ястреб и вправду с недостатком оказался — одноглазый был. Один глаз есть, а другой потерян давно. Видать, ястреб дрался с кем-то и лишился его. Вот сослепу-то, наверное, и наскочил на выдру. Может, за рыбу ее принял, кто его знает.

Одно ясно, — закончил рассказ Иван Касьянович, — ястреб тетеревятник ошибся, и ошибся в последний раз.

Поставь свою оценку статье
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд
Загрузка...
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Этот блог читают многие люди, кто любит природу читай и ты
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4: :smile5:
Друзья блогеры! Не советую копировать контент, бесполезно, поисковый робот моментально отследит и заблокирует ваш сайт. Спасибо за понимание!